Синие проявления

— Вот ты, Татьяна, говоришь, синие мы всё время на рыбалке, — проворчал Петрович жене, устраиваясь на импровизированной скамейке из двух камней и доски. — А расскажу я вам одну историю, как синеют куда как больше нашего! Мишань, плесни-ка по паре капель, горло что-то пересохло. Да ты чего грамульку-то одну налил? Я сам сказал накапать? Вот и капай до краёв! Так, о чём я…

Поехали мы как-то раз на рыбалочку, на Аргази, как обычно. А там дорожка есть одна хитрая, выходящая к берегу. Причём место никто вообще не знает. Что говоришь, Семёныч? Рассказать это владельцам семи палаток, которые всю ночь на гитаре играли в прошлый раз? Или тем, что машины мыли в позапрошлый? Да рассказ-то не об этом!

Ну так вот, дорожка идёт между деревьями, узко — страсть как! Не разъехаться не то что двум машинам, а двум велосипедистам. Да что там, едешь — кусты по стёклам скребут!  Подымаемся тихим ходом в горочку, а там картина Репина «Приплыли»! Как в том стишке — на горе стоит автобус. Только ещё с колёсами, и не автобус, а чудовище расейского автопрома — «Ока». Красиво так стоит машинёшка: скособочилась, капот открыт, пар из-под него валом. А вокруг две пигалицы скачут. Причём расчудесно одеты для лесной прогулки: в белое! Мы ближе-то подъехали, глядь, а девицы-то синие!

Ну я подкатываю к ним, выхожу. Вы чего это, девицы, синие с утра? Они наперебой и рассказали страшную историю. Поехали, говорят, на наш деревенский, кхм… пляж. Жара стоит, дорожка в горку. И тут из-под капота пар пошёл и что-то забулькало. Они, значит, капот-то открыли, глядь, а там из-под крышечки капает синяя жидкость и шипит что-то. Одна из них наклонилась и крышечку-то повернула. Из бачка того весь тосол струёй в капот, а от капота в них, болезных. Так с ног до головы обеих и залил. А он же кипящий! Вот и бегают кругами вокруг машины, остужаются, значит. И как до своих лет-то дожили с такой догадливостью? Помог я им, конечно. Воды взамен разлитого тосола в бак залил да отпустил с богом. Но машина-то ладно, а вот последствия синего душа куда как дольше мазями замазывать!

Так что если ты синий… Тьфу на тебя, Семёныч, я говорю не голубой, а синий, чуешь разницу? Синий — благородный цвет… Что говоришь, Тань? Что особенно благородный, когда в него нос окрашивается, как у Михалыча, покойничка? Вот вечно вы, бабы, не к месту помянете…

Наливай, Мишань, по одной, Танюха с Семёнычем меня совсем с мысли сбили! — Петрович ловко замахнул из стальной рюмки, крякнул, выдохнул и закончил мысль:
— Уж если ты синий, то лучше внутри, а не снаружи!


promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…