quae misericordiae tuae maxime idigent* (Хреновая работа 9)

Меня встречают сразу за дверью. Четверо в строгих деловых костюмах. Молча провожают на второй этаж. Навстречу спускаются девушки в условно обозначенной одежде. Вслед за мной поднимаются другие. Мы идем по коридорам мимо дверей, которые не скрывают звуков страсти, мимо картин, её изображающих. Сквозь темный бархатный коридор… куда? Останавливаемся, сзади щелкает дверной замок. Темно. Сквозь плотно закрытые жалюзи просвечивают скудные полоски света. Они переливаются розовым и голубым, видимо, в такт миганию уличной вывески.
В комнате загорелся свет, и я резко обернулся.
Михаил. Какое странное место для архангела.
Здравствуй, Вершитель. Иные скажут, что ночевать в канализации тоже не очень достойно для нашего племени.
В его глазах светится понимание, сочувствие и тысячелетняя печаль.
Ты знаешь, что с тобой случилось.
Я… Я оступился. Потерял веру. Я сомневаюсь в том, что  делаю. И был наказан Им.
Ты не был наказан, просто мы так устроены. В ту секунду, когда сомнений становится больше веры в нашей душе, мы теряем силы. Точно так же люди не могут ходить со сломанной ногой. Кстати, о переломах…

Глаза Михаила на мгновение вспыхивают белым светом, а из моего истерзанного человеческого тела уходят боль и усталость. Отбитая рука, разорванное ухо, все отступает, а потом исчезает. Теперь только память об этом навсегда останется. Самые долгие шрамы, они в душе. На глазах выступают слезы, и я отворачиваюсь к окну.
Михаил молчит.
Что дальше?
Переломы заживают, и человек может снова ходить.
А мне нужно срастить перелом своей души
Именно так. Ты должен понять, снова понять ради чего ты делал то, что ты делал.
А если я никогда не смогу себя простить?
Значит ты останешься человеком… Почти. Умереть ты не сможешь. Ни от рук других, ни по своей воле.
Он проклял меня…
Нет, это не проклятье. Это… Воспринимай это как отпуск по болезни. Для возвращения нужно просто излечиться.
Меня озаряет.
Михаил, сколько времени ты на земле в теле человека?
Я тут долго… Очень… Излечиться я смог, а вернуться нет.
И что же дальше? Что мне делать в этом… отпуске?
Я помогу тебе. Советом, силой, всем, чем попросишь.
Я открываю жалюзи. У порога «Неба» все еще толпятся преследователи.
Ну, тогда помоги – меня до твоего порога провожали одержимые. Охотник меня нашел.
Сделай все сам, я дам тебе силу.

Он положил руку мне на плечо, я вздохнул и почувствовал, как в глубине души разгорается белое пламя. Зажмурился на миг, а потом, открыв глаза, сказал: «Именем Его освобождаю души сии от проклятья, ступайте с миром.»
Огонь во мне сразу погас, словно угли, залитые водой. Осталось лишь ощущение серых холодных хлопьев, летящих внутри.  «Во мне было так много тепла, что вода становится пеплом»,- усмехнулся я. Да, я люблю очень разную музыку.
А стоявшие снаружи люди словно начали просыпаться. Одни сразу уходили, другие сперва недоуменно рассматривали фасады окружающих зданий. В конце концов улица опустела. Лишь один остался стоять. Он долго смотрел на дверь, потом повернулся и медленно пошел по улице. Впрочем, прошел недалеко, метров двадцать, а потом упал на колени. Даже из окна второго этажа было видно, что плечи мужчины вздрагивают. Он плакал.

Я обернулся к Михаилу.
Пойду узнаю, что с ним.
Теперь ты можешь себе позволить и сочувствие, и благотворительность, улыбнулся Михаил, пользуйся. Да, многие поначалу забывают, но, чтобы жить тихо в человеческом мире нужны некоторые вещи.
Он протянул мне небольшой рюкзак.
Тут все, что нужно. Прощай, Вершитель.
Прощай, Михаил. И вот еще что. Думаю, я больше не Вершитель
Кто же ты?
Я… Я разберусь.
Да, разберешься, я в это верю.

Михаил еще долго стоял у окна.. Высокий, хмурый, с тронувшей темные волосы сединой. Как сказал бы любой увидевший его со стороны – солидный мужчина, уже в годах, но не растерявший силы. Он смотрел как его собеседник выходит из дверей, набрасывает на плечи рюкзак и подходит к другому, стоящему на коленях. Склоняется над ним. Подает ему руку и уводит, что-то рассказывая.
Михаил вздыхает и отворачивается. Только шепотом произносит:
Бог с тобой, Вершитель. Хотя нет, не с тобой… Бог с вами теперь обоими…


*кто в твоем милосердии больше нуждается

promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
)))))))
Я придумала! А можно на правах, так сказать, старого читателя, высказать робкую просьбу?
Пусть следующая повесть состоит из коротких рассказов. Связанных одной темой, героями и т.п., но умоляю: серия = история. Иначе с Вашей скоростью написания - это садизм какой-то))

Edited at 2015-08-11 11:38 (UTC)
я помню...
мне интересно было сразу, как у тебя это придумалось?
мне кажется, что это в самом деле так...
ангелы и бесы глядят на мир нашими глазами, в мире ничего нет случайного и волос с головы не упадет без Его воли...
Финал удался, я считаю! Но прочитала выше, что еще будет развязка. Даже не представляю! Так вроде логично и хорошо все завершилось! Интересно!!
Давай только побыстрее :))) Сил нет ждать :)))