Перелом

— Так, дед, ты не переживай, мы тебя на машине заберем.
— А я и не переживаю, завтра в 12 приезжайте, — ответил дед, поглаживая обширный гипс на правой ноге.
За две недели до этого он поскользнулся на остановке и залетел под подъезжающий троллейбус. Как дед умудрился из-под него обратно выскользнуть, несмотря на свои преклонные 84 года, никто не знает. Совсем без травм не вышло, колено он все-таки себе сломал.
— Надо только попросить разрешения воспользоваться лифтом для персонала, чтобы на руках в приемный покой не спускать, там пролёт длинный!
— А не надо меня тащить, я сам спущусь!

Замполит вошел в Ленинскую комнату. Кто-то из молодых лейтенантов выкрикнул: «Товарищи офицеры!». Присутствующие вскочили и вытянулись во фрунт. Майор вяло помахал рукой – садитесь, мол.
Он прошел за стол в президиуме, открыл темно-серую папку, молча переложил несколько листочков, близоруко щурясь, пробежался по отпечатанному на бумаге тексту. Потом наконец поднял глаза на присутствующих: «Товарищи! Все мы знаем, что у Советского Союза со Штатами очень непростые отношения, мы были союзниками, когда давили фашистов, а сейчас…»
Офицеры загудели с мест, что мол отлично все понимают и знают…— А сейчас мы соревнуемся в том, у кого ученые разработают оружие мощнее. Это будет настоящий перелом в военном деле, в тактике и стратегии!
Замполит внезапно замолчал. Привычка использовать длинные, красивые, заученные штампы увела его от сути разговора...

— Впрочем, все это потом. Сейчас главное, что запланированы учения с использованием новейших разработок. Курировать их проведение будет лично … — майор просто показал указательным пальцем в потолок, - учения пройдут в обстановке, приближенной к боевой. Поэтому, и еще по ряду причин, в них будут участвовать только добровольцы. Все вы здесь прошли войну и имеете серьезный боевой опыт, поверьте, это не просто так. Тех, кто хочет вызваться добровольцем, жду у себя до 18 часов. Свободны!

Старший лейтенант Ходов задумчиво стоял у двери канцелярии замполита. Что-то глодало его в словах, произнесенных сегодня майором. Слишком он расплывчато обрисовал задачу. Американцев приплел с какой-то радости. Уж не воевать ли мы с ними собрались? Да нет, определенно сказал — учения. Но особые, необычные, иначе добровольцев не искали бы.
Он мотнул головой, отгоняя ненужные сомнения - советские офицеры вызываются добровольцами по определению - и уверенно постучал в дверь.

— Разрешите, товарищ майор?
— Проходи, садись, Пётр Иваныч.
Вот как, с порога по имени-отчеству.
— Федор Сергеич, я добровольцем!
— Не сомневался в тебе! Сейчас я тебе все расскажу, но для начала ты должен подписать вот это!
Замполит достал из сейфа стопку листов, нашел ту, на которой заранее были пропечатаны фамилия-имя-отчество и звания, видимо, майор действительно не сомневался в тех, кто к нему придёт.
— Сначала подписывай тут и тут. Ты особым распоряжением допущен к государственной тайне. За разглашение информации, сам понимаешь… И еще один листок подпиши вот здесь.
Пётр скользнул по заголовку глазами «Приказ№ … о досрочном присвоении… гвардии капитан…» Он поднял глаза на замполита. В какую же передрягу нас закидывают, что новое звание дают авансом? Звёздами в последние годы так не разбрасываются! Выдохнул и подписал в каждом указанном месте…

Главным девизом этих учений была скука, к которой добавлялась совсем не по-осеннему жаркая погода и целый перечень странностей. Степь на много километров вокруг.  Полевой лагерь разбили сразу по приезду, но вопреки логике жить в нем не разрешили, а приказали строить укрепления прямо в чистом поле! Ну да не положено боевым офицерам ворчать на приказы, потому, не торопясь, окопались по полному профилю. Окопы вышли неказистые, стенки постоянно осыпались. Однако, машинами буквально через пару дней подвезли брёвна. Так что окопались еще глубже, укрепили стены, сделали блиндажи с потолком в три наката, словом, как положено по военной науке. А потом еще неделю ждали особых распоряжений. Строевой подготовкой не баловались, пыль поднималась сразу и часами висела над вытоптанной площадкой, назначенной плацом. Словом, скучали.

Что касается странностей, то, во-первых, отсутствовал условный противник. Все соседние подразделения были выстроены по плану, известному одному Генштабу, в четко определенных местах, но без разделений на «северных», «южных» и т.п., как обычно бывало. Через несколько дней стало понятно, что войска размещены радиально вокруг определенной точки на местности, только на разных удалениях и в укреплениях разной оборонительной мощности.

Во-вторых, за позициями в десятке километров разместили целый полевой госпиталь. Медиков навезли едва ли не столько же, сколько остальных военнослужащих. Впрочем, эта странность была даже приятной, с военврачами всегда можно было решить вопрос о баклажке со спиртом, а про то, что войсковая медицина чаще всего женщинами представлена, даже и говорить не нужно.

В общем, ежедневные медицинские осмотры были скорее приятным делом, чем обязанностью.
Пётр еще раз перечитал лист с учебно-боевой задачей, взглянул на хронометр на левой руке. Трофейные швейцарские часы отсчитывали последние минуты до времени «Ч». Над позициями раздался вой авиационной тревоги. Бойцы, наученные регулярными тренировками, залегли на позициях, но любопытство у многих пересилило: обещали подрыв нового, экспериментального боеприпаса, кое-кто выглядывал за срез укрепления.
Ослепительной вспышкой ударило по глазам, а затем вдалеке начал подниматься огромный, нелепый в своей колоссальности, гриб с солнцем внутри. Земля дрогнула. Дополнительных приказов не понадобилось, взвод вжался в землю, а над ними прошла первая ударная волна. Капитан накрыл голову руками и тоже вцепился в грунт, в голове крутилось: «Господи, спаси! Это не взрыв… это казнь!»

Учения длились еще почти месяц. То есть опять ничего не происходило. Жили в окопах, ежедневно приезжали медики, тревожно смотрели в сторону давно отгремевшего единственного взрыва, потом торопливо собирали анализы и уезжали.  Иногда забирали с собой одного из бойцов. Обратно эти бойцы не возвращались, привозили только распоряжение о переводе. Было спокойно, но скучно. Еду привозили вовремя, в достатке, хоть и консервированную. Ни один командир так и не приехал с проверкой. Ели, спали, договаривались с медициной о спирте. Подрыв «экспериментального снаряда», не сговариваясь, обходили в разговорах стороной. Прав был замполит, это не простое оружие, это перелом …

А потом как-то разом все закончилось. Сначала появился курьер с пакетом, и тем же вечером колонна грузовиков вывезла всех в госпиталь. Заставили пройти целый каскад водных процедур, что было очень кстати после полутора месяцев в степной пыли. Потом неприятная новость – когда вышли из бани, оказалось, что все личные вещи, одежда и даже сапоги кем-то убраны, а на мокрой и едко пахнущей скамье лежат запечатанные пакеты с новой формой и обувью. В итоге старые вещи так и не отдали. Через сутки медосмотров пришел персональный приказ об увольнении в запас. Так и уехал новоиспеченный гвардии капитан домой: в хрустящей новой форме (натирающей с непривычки шею), приказом об увольнении, денежным и вещевым довольствием на руках и полным непониманием произошедшего.

— Дед, откуда ты знаешь, что сможешь спуститься? Тебя же сюда на скорой привозили и на каталке в лифте подымали.
— Да откуда знаю, меня же завтра выписывают, вот я и сбегал сегодня с утра проверить, смогу сам спуститься или нет.
— Куда тебя, старого, понесло? У тебя же колено сломано!
Дед по старой дурной привычке пожевал нижнюю губу:
— Подумаешь, колено, что я переломов в своей жизни не видал?

Метки: ,
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Войсковые учения с применением ядерного оружия проводились в СССР (дважды) и в США (8 операций). По оценкам Министерства обороны США в американских учениях было задействовано около 210 тыс. солдат и офицеров. В Советском Союзе в таких учениях участвовало до 46,5 тыс. военнослужащих. (с)
Понравилось!!! Правда, когда прочитала про радиально размещенные укрепления, и про медицинский госпиталь, уже стала догадываться в чем дело. И от этого читать дальше было еще страшнее:) Думала - они все погибнут! К счастью - нет! А дед вообще молодец!!