Perduc in caelum* (Хреновая работа 7)

DSCN5644

Я вжимаюсь в щель между бетонной стеной и мусорным баком. Пытаюсь успокоить дыхание, потом протискиваюсь за бак целиком. Что-то в руке, мешает. Ах, да, разбитый выстрелом мобильный, так и не выбросил. Кладу в карман, потом разберёмся. За шиворот стекают тёплые капли крови. Как, ну как такое могло произойти?! Я не мог так просчитаться…


* * *
..а может, эта цель — всего лишь намерение, хорошее, конечно, благое…

Серые волны с шипением угасали у моих ног. Им нет дела до моих мыслей, а мне уже нечего делать на этом берегу. Пора. Привычно раскинув руки, словно обнимая свет уходящего за горизонт солнца, я устремляюсь в Сферы… и слышу за спиной голос: «Ух ты, как много я упустил за последние пару тысяч лет! Теперь пернатые поклоняются солнцу?»
— А ты что за орнитолог? — спрашиваю я и оборачиваюсь.
— Не узнал меня, бывший брат по крылу?
Огнестрельного оружия у меня нет, поэтому выхватываю из-за пояса короткий финский нож. Удобная штука, чтобы точить карандаши, резать колбасу и потрошить демонов.
— Я бы не советовал! — ухмыляется тот, спокойно доставая из плечевой кобуры пистолет.
И тогда я впервые в жизни испугался и отреагировал по-человечески — просто сбежал. А он смеялся вслед.

Спустя несколько часов я выбрал наиболее незаметный бар на набережной и забился в vip-комнату, заказав приличный коньяк для поддержания статуса-кво. Надо было собраться с мыслями. Можно затаиться, но рано или поздно я обязан вернуться в Сферы. Почему я не могу сделать этого сейчас? Есть старая байка, что воплощённого ангела можно оглушить, и, пока он без сознания, в Сферы он вернуться не сможет. Тогда всё, что я вижу, — это коматозный бред. Оставим этот вариант в стороне: если это так, повлиять я ни на что не смогу, тем более что, воплощаясь, мы ограничиваем срок жизни максимальным временем миссии. Нужно всего лишь подождать. Есть ещё аварийный вариант, но за него по голове не погладят, так что надо трижды обдумать дальнейшие действия…

Мои размышления прервал официант: «Ваш заказ. И ещё пришёл ваш друг!»
— Друг?
— Друг, друг! — в комнату ввалился мой «названый брат». Он немного подтолкнул официанта в мою сторону и закрыл дверь. — Здравствуй ещё раз. Куда ты так быстро убежал?
— Не о чем нам с тобой говорить, да и незачем.
— Хорошо, разговоры в сторону. Давай ты просто сдашься, и мы уходим вместе из этого заведения, а вот этого милого мальчика оставляем в живых.
— Ты всерьёз решил купить мою свободу ценой жизни этого оболтуса? Мне таких десятками приходилось уничтожать, я же Вершитель.
— Не трогает, значит? Убедить тебя количеством?
Усмехаюсь ему в лицо. Он продолжает.
— Вспомни, как на том корабле ты потерял две сотни. Тебя же до чёртиков пробрало!
Чувствую, как усмешка становится кривой, но пытаюсь сдержаться.
— Пока ты пробуешь организовать геноцид, я пойду, у меня дела.

Обхожу ухмыляющегося демона и ничего не понимающего официанта, открываю дверь и иду к выходу. Вряд ли он станет стрелять, я ему, видимо, нужен живым. Придётся воспользоваться аварийным вариантом. Прямо на ходу достаю телефон и нажимаю «1» быстрого набора. Из динамика чирикает мелодичный даже по нашим меркам женский голосок: «Вас приветствует компания „Райский сад“…». Не дожидаясь окончания тирады, трижды нажимаю семёрку. Отвечает сам Михаил.
— Ты где?
— По месту последней миссии. Набережная, бар «ГЗК315».
— Приходи в небо, там поговорим!
— Михаил, я не…

В это мгновение прямо за спиной раздаётся выстрел. Телефон в руках почти взрывается, уродуя щёку, ухо и держащие трубку пальцы. До меня доходит: я нужен демону живым, но не обязательно невредимым. Как медленно работают эти человеческие мозги, чёрт бы их побрал! Тело хочет бежать, разум говорит, что не успею, звук выстрела ещё гуляет по бару, люди только начинают оборачиваться, а я уже делаю быстрый шаг назад и резко откидываю голову. Расчёт оказался верным: демон глупо хрюкнул и схватился за лицо, выронив пистолет. Удобная штука — человеческие инстинкты, если пользоваться ими правильно .

Срываюсь на бег, плечом вышибаю дверь бара вместе с открывающей её парой. На набережной много народу, можно затеряться, но это слишком предсказуемо, поэтому сворачиваю за ближайший угол. Здесь темно, сыро и пахнет протухшей рыбой. Неудивительно — мусорные баки.
Вжимаюсь в щель между бетонной стеной и мусорным баком. Пытаюсь успокоить дыхание, потом протискиваюсь за бак целиком. Что-то в руке, мешает. Ах, да, разбитый выстрелом мобильный, так и не выбросил. Кладу в карман, потом разберёмся. За шиворот стекают тёплые капли крови. Как, ну как такое могло произойти?! Я не мог так просчитаться…
В Сферы, надо в Сферы, тянусь к ним всеми силами, но не выходит! Что же со мной? Михаил ещё по больному ударил: приходи, мол, в небо… С другой стороны, откуда ему знать, что меня каким-то образом заблокировали в этом теле? Стоп. Он сказал не «в Сферы» а «в небо», не «явись», а именно «приходи», кстати, и не «на небо», а «в»! Значит, что-то знает, раз предложил мне поработать ножками. Вот только расшифровку, что это за небо такое, я получить не успел. Ладно, не страшно, разберусь. Эх, если бы ещё не этот «братец».

Вдали послышалось завывание сирен, но кроме него никаких особенных звуков. Ни топота преследования, ни криков. Чего от меня меньше всего ожидает демон? Конечно, того, что я вернусь обратно, значит, так я и поступлю. Ловлю блик уличного фонаря и смотрюсь в недобитый экран телефона. Не так и страшно. Вынимаю из щеки несколько мелких кусков пластмассы, кровь из порезов почти не сочится. Вытаскиваю из соседнего бака обрывок тряпки, вытираю с лица кровь, обвязываю пораненные пальцы. Сойдёт.

В третий раз за сегодня толкаю двери этого забытого Богом места. Впрочем, сразу понимаю, что зря. На полу у входа лежит мой бывший оппонент, плотно увязанный проводами. Несмотря на то что замотали его как мумию, он умудряется метаться по полу, а когда я вхожу, поднимает голову и смотрит на меня. В глазах нет мысли. Ах, какая досада! Дело осложнилось: тут лишь покинутая оболочка, а развоплощённый демон смотрит на меня своей долбаной тысячей тысяч глаз. Эх, люди-люди. Вы придумали заповеди, многие соблюдают их даже на деле, но уйти от чёрных мыслей никак не получается. Ни один не способен не думать о белой обезьяне.

Что ж, теперь это место вдвойне не хуже прочих.  Иду в туалет: всё-таки тряпки из мусорного бака не очень качественное косметическое средство. Пока я приводил себя если не в ангельский вид, то хотя бы в человеческий, за дверями что-то изменилось. А, пропало давление на барабанные перепонки — выключили музыку. Какой же я идиот! Приехала полиция, а у меня нет не только заготовленной легенды, но даже обычных документов. Выглядываю из-за двери — ещё одна большая ошибка. В фойе стоит человек в форме и задаёт вопросы официанту, поглядывая на всё ещё лежащего бедолагу-уже-не-демона. Видимо, ухватив краем глаза движение туалетной двери, он оборачивается и видит моё вороватое подглядывание. «Я тут не подозреваемый, а жертва», — крутится у меня в голове, а руки уже с силой захлопывают дверь и поворачивают замок, и ноги несут к тонированному окну. Крик, громкий стук в дверь. Открываю окно и выпрыгиваю. Теперь уж точно — до свиданья! Да, мне тоже нравится Лагутенко.

Они не догнали меня, но надолго ли? В баре наверняка не меньше десятка камер, и меня будут искать, сами ещё не зная, зачем, — так, на всякий случай. На улицах уже опустело, а я всё шагал, меняя улицы на переулки, переулки на подворотни, жонглируя в голове словами Михаила «приходи в небо». Что он имел в виду? Где на земле филиал неба? Единственный известный мне — офис «Райский сад» — слишком далеко, не мог он меня туда пригласить. Правда, есть официальный и общеизвестный дипломатический небесный корпус — церковь. Не принципиально, какая: мечеть, храм, синагога. Пожалуй, это имеет смысл.

Я представил, как среди ночи буду наворачивать круги по городу в поисках святого места, а потом туда вламываться. Охрана, полиция, перепуганные служители культа. Качаю головой и начинаю рассматривать гостиничные вывески. Стоп, полиция их известит едва ли не в первую очередь. Тогда куда? Вокзалы, порт, даже парк отпадают по той же причине. Остаётся старый добрый способ стать невидимкой. Меня слегка передёргивает, но вариантов действительно нет, и мой взгляд от вывесок опускается к земле. Нужна не гостиница, нужна канализация. Буду уходить в подполье. Буквально.
Тяжёлый люк отрезает меня от лишних глаз и свежего воздуха. Спускаюсь по ступеням и сажусь прямо на пол. Нужно просто ждать.
* Приведи на небо (лат.)
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Эх, вот влип, так влип! Бедный Вершитель!

Написано, как всегда замечательно. И как-то особенно переживательно! Жду продолжения!!

А ты не пробовал эту серию рассказов в журналы куда-нибудь отправлять? По сути, это уже даже повесть получится. Может быть, в издательство предложить какое-нибудь? Написано очень хорошо! Я читала книги, изданные уже, написанные куда хуже.
Афигительно неровно!
Если первые части выглядят как самостоятельные, законченные, то последние - вообще обрывки какие-то... А началось все с бабы! Как автор сделал разрыв для нагнетания жути, так и пошло...
Хотелось бы видеть каждую часть целым куском. О, как...
А уж если охота над нами поиздеваться, пусть будет 7.1, 7.2, 7.25... :)