ab igne inferiori * (Хреновая работа 6)

1245231930_4111_zvetglaz_bКогда-то немыслимо давно мной двигала верность и страсть, я готов был жизнь отдать за свои убеждения. Эта непопулярная на тот момент манера поведения сделала меня тем, кем я стал сейчас. Сколь многое я из-за этого потерял, сколь многое приобрел. Я расскажу вам о своей вечности. Моя вечность - это неусыпный поиск. "Глаза - окна души", – сказал один мудрый житель Османской Империи, и каждая душа смотрит в свои окна. Лишь у нас таких окон не два, не десять и не тысяча, их много, много больше, nomen illis legio.

Мы коротаем тысячелетия за этой забавой – глядим глазами людей, иногда внушая им мысли и слова, побуждая их делать то, что они действительно хотят, тая свою страсть даже от себя. Как-то, шутки ради, я явился в ночном бреду одному художнику. Он нарисовал меня с натуры: я сидел, укутав ноги голубым пледом, и смотрел сквозь чужие окна. Красивая картина получилась, но, насколько я помню, очень недорогая.

Да, кто-то скажет, что я эдакая ванилька: сижу на подоконнике,  разглядываю вид за окном, закутавшись в теплый плед и взяв в руки чашку горячего кофе. Чушь, конечно, нет у меня ни пледа, ни кофе, но мне куда удобнее, я перехожу от одного окна к другому за мгновения, наслаждаюсь картинами всего мира, большинству из вас недоступными. Вы на секунду позавидовали? Замечательно, считайте, что в этот момент я выбрался из наших жарких мест поглядеть на окружающую действительность вашими глазами.

Каждая гнилая мыслишка, каждый плевок под ноги, который вы сделали с досады, - это путь для меня. Мало тех, кто содержит себя в совершенной чистоте. Правда, если взять только эстетический и физиологический смысл, довольно много, но я знаю не больше трех десятков людей, глаза которых от меня закрыты, потому что их души живут в полном согласии с миром. Среди этих людей один мусульманин, один ортодоксальный иудей, двое православных, три агностика, семь индуистов (в том числе один кришнаит), остальные буддисты. Да, кстати, вы будете смеяться, но из всех них - ни одного священника.  Шеф говорит, что, когда мы возьмем всю полноту власти над миром, он лично отведет этих удивительных созданий в рай. А если к тому времени рай будет разрушен (à la guerre comme à la guerre), то сделает заповедник с условиями не хуже, куда поселит это диво.

Как велико человеческое заблуждение, приписывающее нам стремление погубить души людей! Зачем? Каждый из вас несет в себе талант и желание его воплотить, в каждом тлеет огонь, мы лишь раздуваем его. Случается, такие желания корыстны и эгоистичны, но далеко не всегда. Очень часто мы даем огромный толчок творчеству, технике, науке! Помочь каждому человеку добиться исполнения мечты, какой бы она ни была, - это наша цель. Не зря нас раньше называли Гениями.
Перед моими глазами мелькают окна, ночными сумерками и тысячами огней, лиц, неповторимых сюжетов, хотя и ничто не ново под луной. Стоп! Эта картинка многое обещает. Бар. Мужчина в серой «штормовке», видимо, моряк. Спрашивает у владельца глаз, сквозь которые я гляжу: «А народу сколько же спаслось?». «Сорок», отвечает тот.

Смотрю на то, как моряк  бледнеет, задает бессмысленные вопросы и уходит, не дослушав ответы. Надо задержать его, а для этого придется действовать самому. Бармен - редкая сволочь, но не настолько, чтобы я мог его полностью подчинить, нужен кто-то другой, с большим душевным расколом. Таких тут немало, как и в любом питейном заведении, но мне нужен не каждый. Вот этот подойдет, пожалуй: силён физически, при деньгах и связях, не обременён жизненными обязательствами, от которых будет сложно увильнуть. Тянусь к нему и становлюсь им. Несколько секунд его тело вздрагивает, пытаясь вернуть себе контроль, а затем его «я» угасает где-то в глубине моего сознания.

Уже своими руками беру с края пепельницы его сигарету. Глубоко затягиваюсь и выпускаю дым в потолок, допиваю виски из квадратного стакана, в котором переливаются крупные кубики льда. Еще несколько секунд наслаждаюсь моментом, а потом встаю из-за стола и выхожу из бара. Лучше не терять времени, охота началась, будоражащая кровь, опасная, но с очень большими перспективами. Не так часто нам, демонам, удается устроить сафари на воплощенного ангела.
*От огня адского
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Re: Конкуренты
ЗЫ2 Решил обобщить литературно-технически :-) -
Капля, обладая сферической формой, служит своеобразным хрусталиком, сквозь который Демон смотрит вокруг - чем больше капля, тем больше увеличение, больше сила воздействия через взгляд... Во, как.
Вишь, как впечатлило :-)

Edited at 2015-02-27 10:26 (UTC)
Re: Конкуренты
Почему-то вспомнил "Похождения бравого солдата Швейка"
-Бокал, выпитый на брудершафт, бросил фельдкурата в сети дьявола, а тот раскрывал ему свои объятия в каждой бутылке, стоявшей на столе, во взглядах и улыбках веселых дам, которые положили ноги на стол, так что из кружев на него глядел Вельзевул. (С) :-)
Вот, в чем заключается талант Настоящего Писателя - он заставляет задуматься! Оказывается, кроме ч/б картинки есть еще оттенки серого :-)
Страшилка: -Будешь себя плохо вести, Тьма возьмет твои глазки и станет ими смотреть... Жесть!
ЗЫ Все! Ушел покупать черные очки...
Ура! Наконец-то дождалась!! Вот только продолжение опять следует и опять оборвал на самом интересном месте :))

Скажи, а какую картину ты имел ввиду? Хочется увидеть ее :))
Приезжает к нам французский президент с государственным
визитом. Прошли переговоры. Подписаны документы. Президент
изъявил желание посетить Третьяковскую галерею. Л. И. Брежнев и
говорит:
- Никаких гидов не нужно - я сам буду давать пояснения.
Идут по залу Третьяковки. Л. И. Брежнев говорит:
- Это картина "Корабельная роща", художник Шишкин.
Большая картина, хорошая. Лес крепкий, строевой.
Идут дальше. Л. И. Брежнев поясняет:
- А вот картина называется "Демон", художник! мэ! мэ!
Ему подсказывают:
- Врубель, Леонид Ильич.
- Хорошая картина и недорогая, в рубель!
Вот всегда бы так писал подробно, нам было бы легче понять, что ты таки задумал... :-)
Даже Сам Врубель не гнушался рассказывать о том, что он пишет:

…Я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу ещё со временем, а «демоническое» — полуобнажённая, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами...

Все просто и понятно, не то, что у некоторых... :-)