Котята

oH7AbE3Nm0U— Вест! Эй, Вест, дрыхнешь?
Вест никогда не запоминал своих снов. Но зато просыпался сразу и мог подорваться по боевой тревоге, назвать номер своей снайперки или как сейчас — поддерживать разговор, даже если спать приходилось совсем немного. Полезное качество для солдата.
— Гм! Ну проснулся, что там у тебя?

— Как считаешь, о чём думает ракета, когда летит к цели? Есть ли у неё сомнения, радость от выполненной задачи?
— Какая радость от задачи: при взрыве мозги боеголовки разлетятся на квадратный километр. И это только в первые секунды.
— Скорее на круглый километр. Ну хорошо, а например когда она проходит без отклонений очередной этап маршрута? Сейчас же ракета умная до отвращения. В этой хреновине мозгов хватит, чтобы она со всеми нами одновременно в шахматы играла, причём выиграла!
— Летит, такая, и с центром переговаривается: «Minuteman 4, 201–706, контрольная точка 3, полёт нормальный. Финальная стадия — 16 минут 14 секунд. Кстати, оператор, передай сержанту: мой ход F5-E7, шах и мат!» — «Подтверждаю. Связь 23:52:05 19.05.26. Сержанта обрадую, а тебе удачи, солдат!» — «Принято! Центр, тут отличная погода!» А потом — бах!
— Точно, «бах». Гном, я тебя прошу, прекращай курить эту хрень либо отсыпь из запасов!
— Да пошёл ты.
— Сам иди! Пошли лучше проветримся.

Пружины натужно скрипнули. Сначала с верхнего яруса появилась одна босая нога, потом другая, потом кровать металлически скрежетнула, и в проход, мягко спружинив, спрыгнул Вест, крупный лысый боец с фигурой, напоминающей положенный на широкую сторону прямоугольник. Привычным движением пригладил отсутствующие волосы и протянул руку лежащему на нижней койке товарищу.
— Держи краба, с тебя сигареты.
Тот вытащил из-под подушки пачку, протянул руку в ответ, и Вест рывком вытащил его в проход между рядами по большей части пустующих кроватей.

В тот же миг раздался глухой, на грани слышимости, удар, пол немного качнуло, освещение переключилось в дежурный режим — одна лампа из пяти, видимо, отключились генераторы. Спустя несколько секунд над дверными проёмами коротко мигнули, а потом загорелись красные светодиоды, «поводок» на руке болезненно завибрировал. «Тревога», — сквозь зубы процедил Гном, прочитав надпись на циферблате «поводка»: «Боевое расписание № 3».
Вест уже не слушал, руки привычно навешивали и закрепляли амуницию: берцы зашнуровать, броник одним движением усадочного ремня притянуть к телу, планшет на бедро, проверить «Шмель» на ремне, шлем на голову. Последним движением воткнул «Стрельца» в гнездо батареи. Мельком подумал: «Какой идиот придумал штекер на уровне шеи, не видно ж ни хрена, куда его пристыковывать!»

Через две минуты и сорок положенных секунд уже полностью экипированные бойцы, коротко стукнув друг друга кулак в кулак у оружейной пирамиды, разбежались на дежурные посты. Тревогу продержали недолго. Прогремели ещё три взрыва. После одного из них по щелям зашумел просыпающийся щебень, дежурный выждал час тишины и дал отбой, за которым сразу последовало построение.

Ротный неспешно вышел из канцелярии. На лице, как обычно, скука. Его лицо вообще принимало только два выражения: удивлённое, когда его команда выполнялась не сразу, и скучающее — во всех остальных случаях. Похоже, ему действительно было невыносимо скучно воевать. ЗКР (заместитель командира роты — прим. авт.) по разведподготовке скомандовал «смирно», но не успел начать доклад, как ротный прервал.
— Вольно! Заместители и командиры взводов, ко мне!
Инструктаж занял не более минуты, затем ротный повернулся и ушёл к себе. ЗКР отправил взводных по местам и провёл краткое политинформирование.
— Ну что, воины, напугались? Не сцыте, хлопцы, команды не было. Стреляли по другому склону нашей сопки, шумно, но не страшно, наш бункер и не такое выдержит. Командиры взводов — в канцелярию командира роты, остальные — разойдись.
***
— Мужики, дело, кажется, хреновое, — начал ЗКР, закрывая дверь в канцелярию. — Нашу позицию пока не раскрыли, но догадываются, что мы сидим где-то здесь.
— Да уж, просто так снаряды в гору вколачивать даже хоббиты не будут, — добавил командир первой роты.
— Ай, не хоббиты, ВАХ (!) хоббиты.
Офицеры привычно усмехнулись старой шутке.
— Надо выносные КНП (контрольно-наблюдательные пункты — прим. авт.) убирать, иначе положим народ впустую, — продолжил ЗКР.
— Оставим датчики и мобильные РЛС (радиолокационные станции — прим. авт.). Переведём в автоном, данные короткими сериями в боевом режиме, — вставил пять копеек командир техвзвода.
Майор молча налил кофе, добавил сахара, не торопясь размешал, громко звякая ложкой о стенки чашки. Повернулся к подчинённым.
— Согласен со всеми! Первый взвод — свернуть КНП, сеять дополнительные датчики, второй — прикрывать. Третий взвод в резерве. Техники, по факту развёртывания дать картинку на офицерские планшеты, доложить о готовности. Выносные КНП свернуть так, чтоб травинки помятой не осталось! План операции к 23 часам. Вопросы есть?
— Никак нет.
— По коням!
Говорят, раньше майор был большой балагур. Любил попить пивка и байки потравить. Но это было когда-то, очень давно. Единственное, что сохранилось от того майора-балагура, это его команда «по коням» вместо казённого «выполняйте»: с тех пор как на месте Ташкента, где у него жила семья, остались радиоактивные руины.
***
«Поводок» разбудил Веста в четыре. Глухое ворчание со всех сторон. Приглушённый свет. Пора. Командир отделения проходит вдоль маленького строя, проверяя бронежилеты. Готовы? Вест, ты зачем сухпай взял? Что значит «на случай если пикник нужно будет организовать»? Ладно, хрен с тобой! Попрыгали! Отделение молча прыгает на месте. Полосатый, что у тебя там звенит? Монетки на удачу? Балбес, разложи по разным карманам. Попрыгали! Пошли!
Можно предположить, что рота ждёт прикрытия, пока те, кого они прикрывают, не начнут заниматься своими делами, а сама окапывается за ними. На самом деле прикрывать — намного более опасное мероприятие. Сначала проверяется периметр, потом закрепляются участки местности, после запускают прикрываемое подразделение на задачу. Важнейшим считается прикрываемый взвод, так что охранение в случае проблем — расходный материал.

«Тьфу-тьфу», — суеверно переплюнул Вест через плечо и залёг в ложбине между деревьями. С его позиции хорошо просматривались сворачиваемый КНП и нисходящий участок сопки. Деревьями сопка поросла не очень густо, а кустарника почти нет, так что на триста — триста пятьдесят метров «Стрелец» в режиме ПНВ пробивал.
Первая рота работала качественно: парни тихо и быстро, без лишней суеты, ликвидировали наблюдательный пункт, замаскировали датчики и прикопали мобильный РЛС. Тяжело в учении — легко в очаге поражения, про себя усмехнулся Вест. Потом усмешку с его лица словно стёрли. Слева, там, откуда он и ждал, появилось с десяток точек, жёлто-красных на мониторе ПНВ.

Двойной щелчок по «поводку» — всем внимание, и добавил в микрофон шёпотом: «Бородатые зайцы, направление 45–0, группа до 15 единиц, без маскировки». Первая рота как раз закончила прикапывать РЛС. Почувствовав вибрацию в «поводках», присели на колено. После голосового сообщения начали группой отступать к точке рандеву.
Вест выжидал положенное время, наблюдая, как на приборе ночного виденья точки разгораются, превращаясь в огоньки, а потом и в оранжево-красные фигуры.
«Поводок» тихо завибрировал, в наушниках прозвучал знакомый голос Гнома: «Боевой контакт, пять секунд». Вест развернулся к приближающемуся противнику и быстро и бесшумно пополз в сторону лёжки Гнома. Свою задачу он выполнил. Справа раздались хлопки, сначала тихие — Гном начал работать по целям, а потом перестук неустаревающего «калаша» — цели ответили.
Дальнейшее Вест помнил урывками. Вспышки сзади, вспышки справа. Разрыв. Гном, бегущий к точке рандеву, придерживающий руку. Крик командира отделения в наушниках: «Всё, в укрытие, пошли-пошли». Снова разрыв, теперь близкий. Волна песка и щебня от посечённого камня. Гном падает. Перекинуть его через плечи и нестись ко входу в бункер. Майор, бегущий навстречу с резервной группой, глядит мельком, отдаёт приказ: «В лазарет неси, быстро!»
***
Прохлада минус третьего этажа. Навстречу поднимается фельдшер в ослепительно белом после ночной темноты халате, капитан — повезло роте с опытным врачом, могли и прапорщика-контрактника дать.
Тяжёлый удар (хоть Вест его и ждал) — удержаться на ногах не удалось, упал на колени. Сзади с металлическим лязгом защёлкнулся автоматический гермозатвор. Замурованы.
— Как обычно, правая рука, два сквозных, одна засела? — спросил фельдшер.
— Сергеич, откуда мне знать. Я его не разглядывал, когда вытаскивал.
— Клади сюда. Всё правильно, пулевые там же. Осколочное в голову от взрыва там же.
— Я другим маршрутом, вроде, бежал. И на лёжке не задерживался, чтобы пораньше Гнома перехватить.
— Садись, Вест, ведь знаешь, что дальше будет.
— Сергеич, ну попробуй, я тебя прошу, сделай что-нибудь. Ты врач, твою мать, или кто?!
— Я врач, а Гном не переживёт операции, не надо его мучить. Я ему обезболивающее вколол. Пять-семь минут ему осталось. Засекай, если хочешь.

Фельдшер ушёл в угол и закурил. Молча, сдувая дым в вентиляцию, стряхивал пепел в раковину. «Знает, что бесполезно соблюдать чистоту, но вколоченные годами правила не пропьёшь», — подумалось Весту. Диагностер, прицепленный к Гному, запищал на одной ноте.
— Всё, — сказал фельдшер, выбросил окурок в раковину и щелчком выключил бессмысленный теперь прибор. — Спирт будешь?
— Как обычно, — ответил Вест, и они вышли в соседнюю с операционной комнату отдыха.
— Да… как обычно. Расскажи мне, как в этот раз прошло. Пробовал что-то менять? — спросил Сергеич, позвякивая в шкафу стаканами. Наконец достал подходящие и поставил на стол. Пол снова ощутимо дрогнул. По комнате будто застучали кувалдой, её качнуло, стаканы съехали на пол и с жалобным звоном разбились.
— Эх, — расстроенно вздохнул фельдшер и снова полез в шкаф. — Забыл, что опять долбить начнут… Ты делал, как договаривались? Менял что-то в своих действиях?
— Не особо, по мелочам. Там минута, тут шаг вправо-влево. Результат тот же. Ах, да, я сухпай с собой на боевую задачу взял, полный.
— О, это ты молодец. Нам тут часов десять ещё сидеть, хоть курить, как в прошлые разы, натощак не будем. Вредно это очень, я тебе как медик говорю!
— Кончай, Сергеич, — устало огрызнулся Вест, — что дальше делать будем?
— Вздрогнем!
— Ффух, — отдышался фельдшер, поставил стакан на стол, зацепил вилкой кусок тушёнки из пайка и продолжил.
— Мы будем пить, пока не нажрёмся до полного отключения мозгов, а потом очнёмся за тридцать шесть часов до всего этого. Если надоело, могу в тебя обезболивающего залить. Хоть литр, у меня его много, оно разнообразное, и главное, учёту теперь не подлежит. Кстати, интересно, очнёшься ты после этого в позавчера или нет.
— Ты, Сергеич, кончай, я на такое не подпишусь. Я крещёный вообще-то!
— Подумай, мы пока только на семнадцатый круг пошли, ещё раз двадцать — и поговорим.
— Разливай ещё по одной. Помянем Гнома и мужиков. Никто, думаю, не выжил!
Они разговаривали и пили ещё час, пока спирт окончательно не сломал Веста. Он вышел в подсобку, оставив фельдшера наедине со стаканом, погасил свет, вынул из шкафа какое-то тряпьё, бросил его на диван и повалился сверху. Отключился почти сразу.
***
Беспилотник облетел сопку и прилегающую местность, снимая кадр за кадром разорванное тело горы и копошащихся бородатых людей с автоматами. Расширив круг, отснял подразделение с крупнокалиберными миномётами, сделал ещё два захода, а затем, словно потеряв интерес, начал быстро набирать высоту и ушёл на восток, отправив данные в командный пункт, расположенный за несколько сотен километров.
— Товарищ полковник, разрешите?
— Что у тебя?
— Мы вчера потеряли связь с наблюдательной базой, сегодня освободился беспилотник, я его туда направил. Вот снимки…
— Мать… Расковыряли бункер, как бог черепаху.
— Здесь крупное формирование противника, до полутора сотен человек, роют остатки наших укреплений, хотя там ничего, похоже, не осталось. Чуть дальше миномёты, единиц десять, с этой позиции, видимо, бункер и вскрывали. Штабная машина, два внедорожника гражданского образца.
— Как думаешь, из наших живые остались?
— Сомневаюсь, товарищ полковник. Лучше бы не осталось. Не успеем их отбить.
— Сколько от бункера до миномётной позиции?
— Около километра. Кретины, в упор подъехали, боевое охранение бункера положило бы всех за пять минут.
— Мда, если бы мы не запретили выставлять его — секретность сохраняли. В общем, диспозиция: сохранившаяся матчасть и информация в нашем бункере, скопление противника, миномётное подразделение, штабная машина, гражданские автомобили — кто-то из ублюдков, не марающих руки. Оставим им на память об этой операции радиоактивный кратер. Цель — бункер, заряд — сотка. Слушай боевой приказ…
***
Весту снилась аудитория. За кафедрой нудит пожилой профессор: «…Опыт говорит о том, что до тех пор, пока ящик закрыт, система находится в обоих состояниях одновременно, в суперпозиции состояний «распавшееся ядро — мёртвый кот» и «нераспавшееся ядро — живой кот», а когда ящик открывают, то только тогда происходит коллапс волновой функции до одного из вариантов».
— То есть, попросту говоря, пока не посмотреть, кот будет одновременно жив и мёртв?
— Теория так гласит.
— А как же третий вариант? — спрашивает Вест.
— Какой же?
— Первый — кот умрёт, второй — кот не умрёт, и третий — наблюдение не состоится!
— Действительно… — профессор обернулся и посмотрел Весту в глаза. — Тогда правильным будет считать, что, если наблюдателя нет, котик становится бессмертным! Раз - котенок самый белый, два - котенок самый смелый! Бессмертные котята Шредингера! Кыс-кыс-кссссс…
Очки профессора разгорелись нестерпимым блеском.

Вест на секунду проснулся и успел открыть глаза. «Тссссс» - за стеной зашипели перегретые баллоны с кислородом, а потом свет проник в подсобку, несмотря на бетонные стены, и белая вспышка растворила всё вокруг.
***
Вест! Эй, Вест, дрыхнешь?
— Гм! Ну проснулся, что там у тебя?
— Как считаешь, о чём думает ракета, когда летит к цели?..
Метки:
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Боевые котята Шредингера, ага...
Но, тот, кто не в теме, не поймет, зуб даю!
Хотя, это сейчас модно: бозоны Хиггса, котята Шредингера, квантовая запутанность...
Тут надо пролог или эпилог. многие не поймут.
Я думаю), что если немного исправить, получится неплохая вещица на тему влияния наблюдателя на окружающую реальность... И, не беда, что свою тему развить не получилось!
Я, в свое время, начал было писать на тему Дарвина, а получилась лирическая интерпретация анекдота "Фули там думать! Трясти надо!!!"... И ничего... Вовремя спохватился, поправил. где надо, очень даже ничего вышло... :-)


Edited at 2015-02-19 11:24 (UTC)
Дык... Высказывалась мысль-то - если коробку не открывать - котенок будет жить...
А последние веяния - квантовая запутанность-перепутанность - не открывать коробку совсем, а чуть-чуть приоткрыть, мааленькую щелочку... И - посмотреть. Потом - вернуть все на место.
А если котята квантовоперепутанные и находятся на разных краях вселенной :-), то, узнав о состоянии одного кота, наблюдатель получает информацию о другом. МГНОВЕННО.
На мой взгляд: внешний наблюдатель в ящик (подсобку) не заглядывал, значит котенок жив, ну, а что увидел внутренний - мы знаем со слов автора :-) (можно ли ему верить?) И петля времени - отчего?
Короче, body у вас есть, и неплохое), осталось пару тегов поправить - будет вещь!
А что думает ракета - это уже во второй серии... :-)

Edited at 2015-02-19 19:07 (UTC)
язык - хорош. А вот с котятами Шредингера, петлей времени и "люди = ракетыроботы" как-то не очень вышло. Писали про одно, вышло несколько про другое, читатели видят совсем третье, четвертое, пятое-десятое.

Но язык - хорош.
Шредингер вообще был квантовым физиком, а они всегда и везде друг другу голову морочат...
Здесь же, кроме автура, квантовых хфизиков нет, и автур, ну просто обязан рассказать нам, болезным, откель взялась петля, и не морочить голову! :-)
Дык... Если аутор могет, то - да... Но, вот мне, малограмотному, непонятно, за счет какого эхфекта энта самая временная петля завернулась-то? Хвнты там каки переплелись, аль другое чегось...
ЗЫ Да и негоже как-то русскому-то медведю себя с пиндосским хомяком ровнять...
Все дело в ядерном взрыве. Как мы помним из курса ядерной физики можем прочитать в Википедии, при взрыве образуются высокоэнергетические кванты. Последние при излучении и создают вероятностный характер окружающим событиям. Так думаю.

Нет, не курил)) Не отсыплю)))

Edited at 2015-02-26 08:22 (UTC)
Вот! Надо этот текст (не про косяк (-: ) добавить, как сноску, в рассказик...
А то нам, некурящим, непонятно: то ли time loop, толь приход у автора. :-)
ЗЫ "Перекурщики" С. Кинга не довелось читать? Очень похоже на наши реалии... :-)
Я сам недавно прочел, после введения закона о перекурщиках :-) И был поражен!
И, каждый раз, проходя мимо перекурщиков, я вспоминаю последние слова: "Главное - начать!" и думаю -Ну когда же начнется!
Каждый день жду, вот.