Папа, будь человеком

Папа, будь человеком!.jpg

Саня уже начал паниковать.
– Ааа-а-а! Какой противный дребезг!
Рыжая меховая лапка скользила по глянцевой поверхности снова и снова.
– Может носом?
Перед глазами расплылось влажное пятно в форме сердечка.
– Бесполезно! Сейчас дочь проснётся. Кто её на занятия повезёт? Я в… сапогах? Может выпустить…
Коготки проскребли по экрану без какого-либо видимого эффекта.
– Да как отключить этот долбаный звонок будильника этими долбаными когтистыми конечностями?
По экрану телефона бегал рисованный котик и махал лапками, явно передразнивая Саню.
***

За сутки до этого.
– Да, Саш, не забудь, Еве в школу в субботу к десяти часам.
– Всё я помню, дорогая. Утром в школу, вечером на каток, к обеду воскресенья не забыть разогнать любовниц из-под дивана.
– Из-под дивана? Кому нужны такие худые…
Ева демонстративно закатила глаза к потолку, показала пустую тарелку и ушла к себе в комнату. Саня тут же повернулся на стуле, обнял жену и начал целовать её за ухом.
– Прекрати, я уезжаю всего на двое суток.
– А я уже соскучился!
Из коридора раздался громкий (снова демонстративный) стук двери в детскую. Потом дочь выглянула в коридор:
– Пап, у меня телефон на зарядке, можно я на твоём поиграю?
– Конечно, он на прихожей! – ответил Саня и повернулся к жене, но она уже составляла посуду в раковину.
– Ладно, оставь, я помою. Давай лучше присядем на дорожку…
Он постоял у закрытой двери и пошёл отнимать у дочери свой мобильник. Ева лежала на диване, задрав ноги на высокую спинку, и настраивала какое-то приложение с очередными котиками.
– Дочь, я же просил не ставить мне на телефон всякую ерунду!
– Пап! Это же просто скин для будильника. Когда он начинает звонить, надо нажать на котика, который бегает по экрану. Так что проспать не получится!
– Ладно, установи своего котика на 8 утра, а я пока в магазин сбегаю, к ужину себе прикуплю…
– Пива и чипсов?
– Яйца курицу не учат!
И, увидев мелькнувшую ухмылку дочери, добавил:
– Молчать поручик! Поручица! В общем, не зли отца!
Ретроспективно Саня понимал, что самым мудрым было бы купить дочери кошку. Лет пять назад. Чтобы наигралась, натешилась.
Но в раннем детстве у Евы было здоровье не ахти, и даже игрушечные коты были деревянными или фарфоровыми, а не плюшевыми.
Вполне логично, что в какой-то момент Ева, побывав на дне рождения у подруги и увидев там трех кошек, обалдела. Пришла домой, и, размазывая аллергические сопли, поинтересовалась у родителей: почему другим – всё, а ей – ничего?
Видимо, с того разговора, еще с пяти лет, у Евы осталось впечатление о том, что жизнь несправедлива. Причем сейчас аллергия вроде прошла, и у Сани даже мелькала мысль о покупке кошки – тем более, что увлечение дочери местами напоминало манию – но когда он представлял, что надо будет покупать корм, чистить лоток, ездить к ветеринару…

В общем, кошку так и не завели. Но при этом нельзя было сказать, чтобы в 8.20 утра данной конкретной субботы, в данной конкретной квартире, у данной конкретной, пока что спящей, Евы не было данного конкретного кота.
Кот-то был. А вот папы, можно сказать, не было. А еще имелось обидное для паповой ипостаси и лестное для котовой предположение, что Еву это может вполне устроить.
– Ну как же тебя отключить?
Саня взглянул в зеркало на стене, и увидел там себя. В породах котов он не разбирался, но в данном случае это точно был какой-то беспородный, рыже-белый кот с зелеными глазами. И нервным хвостом.
– Это я так хвостом бью?
Саня оглянулся, и хвост тут же замер. Саня вернулся к телефону и хвост тут же начал дергаться. Мелькнула дурацкая мысль, что давно надо было завести себе хвост, уж очень с ним удобно нервничать.
И тут вдруг вспомнилось. Год назад же Саня купил через интернет в китайском магазине зимние перчатки, в которых можно работать со смартфоном, не снимая их! Причем китайцы как-то умудрились сделать перчатки, в которых было холоднее, чем без них.
Саня ими так ни разу в боевых условиях и не воспользовался, но телефоном в них управлять было можно.
Под дребезг будильника рыжий папокот Саня спрыгнул со стола, вытащил лапой коробку из-под кровати, откинул крышку и крайне удачно обнаружил перчатки почти вверху.
Быстро надел одну на лапу. Понял, что с перчаткой скользит и вообще он в ней не ходок. Долго сдирал ее. Потом взял обе в зубы – омерзительно невкусные перчатки, если вдруг надо будет что-то защитить от котов, можно просто обложить это защищаемое такими перчатками, ни один кот не позарится – и запрыгнул на стол.

Вот что касается прыжков, Сане в теле кота нравилось. В своем-то он очень мало прыгал. Только когда с мужиками после работы на морозе пиво пил, и то не прыгал – а так, подпрыгивал, и даже скорее подергивался.
Надев на лапу перчатку (ну точно – «кот в сапоге»!) Саня остановил котенка в телефоне и мелодия умолкла. Причем сразу после этого котенок продолжил прыгать – но, к счастью, уже беззвучно.
Саня смахнул приложение из трея и запустил СМС, разыскивая что-то в архиве. Наконец обнаружилось сообщение прошлого месяца, когда жена была в однодневной командировке, а его срочно вызвали на работу: «Сегодня в школу иди сама, ты уже взрослая девочка!».
Саня нажал «редактировать» и, поправляя частые ошибки, дописал: «кот тебе». И отправил. А потом лапой загнал телефон под журнал, чтобы дочь не заподозрила странное, увидев его дома.
Теперь он, можно сказать, легализовал себя-кота, и у него был целый день для того, чтобы найти выход из сложившейся ситуации. Распутать черную магию и вернуться из папокотовьего облика в папочеловечий.

***

В прошлый вечер.
Все началось с похода в магазин. Облезлая ворона, прихрамывая на левую лапку, встретила Саню, возвращающегося с пивом, у подъезда, и внятно спросила его:
– Как? Как, ара?
А он, благодушный, ответил:
– Как обычно, любезная. Главное, чтобы дочка довольна была!
– Кар-рашо… – Загадочно ответила ворона и поковыляла в другую сторону.
Ну кто же мог подумать?
Ева сквозь сон слышала дребезжание будильника в папиной комнате. Он все не умолкал, видимо папа не мог поймать котика. Она улыбнулась, пусть помучается, злодей.
Ева неустанно умоляла родителей подарить ей котенка, какого – неважно, главное, чтобы его можно было любить и заботиться о нем, чтобы он встречал ее у порога, а вечером засыпать в обнимку с мурчащим пушистым комочком. Она часто представляла, какой счастливой будет, когда у нее появится веселый, игривый друг.
Дребезжанье продолжалось, но вставать не хотелось, сквозь дрему сочились мысли. Припомнился сон…

Облезлая ворона, сидевшая на спинке кровати, спросила:
– Как? Как, ара?
Ева, почему-то рассказала гостье, как плохо ей живется без кота, как грустно и одиноко ребенку в мире, где родители постоянно на работе. Вот у Ленки целых три кошки, и она постоянно хвастается как весело с ними играть, и какие они умные, скольким фокусам она их научила…

Из полудремы вывел свист полученной СМС. На тумбочке засветился экран телефона. Ева окончательно проснулась. Смысл текста СМС ускользал, Ева прочитала его три раза. Про школу, в целом понятно, видимо папа куда-то ушел, и ей придется самой идти на уроки. Неужели он так быстро собрался, и даже не зашел разбудить ее? На папу не похоже, обычно, по субботам, они вместе завтракали, а затем он отвозил ее на занятия. Еще более непонятным оставалось второе предложение: «Кот тебе». Ева решила оставить разгадывание очередного папиного ребуса на потом, и пошла умываться.
Ева закончила освежающие утренние процедуры и собралась позавтракать. Она зашла на кухню и увидела, сидевшего на табурете, восхитительного рыже-белого кота. Кот сидел с невозмутимым видом и смотрел на нее своими огромными зелеными глазами.
– Ух ты! Какой же ты красивый! Ты мой? Так вот что имел в виду папа. Почему же ты такой большой? Где они тебя нашли? Неужели родители сжалились и разрешили тебе жить с нами? Как тебя зовут?
– Ребенок, сколько же у тебя вопросов! – хотел сказать Саня, но получился протяжный басовитый «Мяв».

Тем временем, продолжая щебетать, Ева принялась гладить и тискать долгожданного кота. Папокот не мог долго терпеть такое панибратское отношение к своей персоне, пришлось дать понять, ошалевшему от радости ребенку, что с друзьями так себя не ведут. Саня заурчал, пытаясь придать звуку устрашающий оттенок. Ребенок оказался сообразительный, к счастью родителя. Ева отпустила кота, спохватившись, что невежливо лезть с нежностями пока друг не позавтракал.
В одно блюдце Ева положила кусочки колбасы, в другое налила молока и поставила все на стол.
– Лучше бы кофе отцу налила, – хотел съязвить Саня, – но получился опять, только «Мяв».
Однако угощение пришлось папокотовой душе по вкусу, и он принялся с жадностью уплетать. Кот сидел на табуретке, поставив лапки на стол, и пил из блюдца молоко.
Ева была в восторге, сегодня самое удивительное утро в жизни, она смотрела, как кот облизывает блюдце, и даже забыла позавтракать сама, а тем временем пора бежать в школу.

Девочка оделась за считанные минуты. Выгребла учебники, оставив только тетради, из заранее собранного рюкзака. С хвостатым пушистиком расставаться не хотелось.
– Полезай сюда, – сказала Ева коту.
Оценив свои новые возможности, а точнее их отсутствие, Саня решил, что другого случая выбраться из квартиры у него не будет, но нужно найти треклятую ворону, и безропотно запрыгнул в рюкзак.
Из рюкзака мир выглядел совсем иначе. С копеечку.
Саня приник одним глазом к дырке от неплотно закрытой молнии, соображая, где лучше сбежать. Мелькнула знакомая парковка, забитая под завязку по случаю субботнего утра, потом проплыли мимо турники. Значит дальше будет детская площадка и сквер, и тянуть больше нельзя, до школы рукой подать, а оттуда фиг выберешься – дети скорее замучают бедного котика, чем выпустят из цепких маленьких ручек. Саня нервно лизнул лапу и дернул шкурой на спине, вспоминая, как тискала его дочка. В папочеловечьем обличье еще можно пережить, а вот коту такие нежности не по нраву – и шерсть неприятно ерошится, и запах человечий потом держится долго. Фу.
– Господи, что за чушь! – Саня с остервенением потряс ушами, разгоняя туман в голове и дурацкие мысли.
– Киса, не крутись! – раздался звонкий дочки голос. – Чуть-чуть осталось.
Как чуть-чуть?! Саня уперся лапами в стенки рюкзака и что было силы вжался носом в дырку. Молния поползла вверх. Еще поднажать… С чувством, будто сплющился и пролез сквозь игольное ушко, Саня выдрал на волю голову и одну переднюю лапу. Сквер почти прошли!
– Киса! – Ева через плечо дотянулась до котьей головы и попыталась вжать ее обратно в рюкзак.
Ага, щас. Саня быстрее заскреб задними лапами, протискивая плечи, грудь, туловище… Наконец ужом скользнул на землю и рванул прочь, петляя между деревьями. Уши немилосердно горели, когти взрывали землю, а вслед несся расстроенный дочкин вопль. Прости, дорогая! Будет тебе кот. Обязательно. Только сначала надо вернуть папу.
А для этого – тут человеческая интуиция и кошачье чутье были заодно – надо найти чертову ворону. Облезлую и хромую на левую лапу. М-да. Примет негусто, но отчего-то он был уверен, что узнает зловредную тварь сразу, как увидит.
Поиски Саня начал со своего и соседних дворов. Проверил у мусорных баков, обошел каждый угол, где ДЭЗ, расщедрившийся в этом году, поставил урны, осмотрел каждое дерево… А знали бы вы, как неудобно ходить на четырех лапах, задрав голову! Сунул нос везде, где добросердечные бабушки раскидывают хлеб и пшено для голодающих птиц.
Вороны не было. Ни искомой, ни вообще любой – как вымерли. Толкались у кормушек голуби, прыгали по веткам воробьи, клевали рябину синицы… Даже белка на одном дереве попалась. Видать из соседнего парка, их там прикармливают… Кстати, а не проверить ли? Где еда, там и вороны. Про то, что есть еще крыши, и их обыскать вряд ли получится, Саня старался не думать.

На парк ушла вся вторая половина дня. Там и деревьев больше, и кормушек для белок понатыкали у каждой лавочки – поди оббеги их все. Немудрено, что к вечеру лапы у Сани отваливались, в носу нестерпимо свербело от яркой мешанины запахов, а туман в голове стал плотнее. Хуже всего, что изменилось зрение – оно стало четче, но при этом исчезли краски. Волей-неволей закрадывалось подозрение, что кота становится все больше, а папы все меньше…
Саня нецензурно мяукнул и зло скребанул когтями по коре ближайшей березы. Вот как так можно вляпаться?! Заснул после ужина папой, проснулся котом. Как?!. Чертова ворона наверняка знает, найду, скотину, – спрошу. Он непроизвольно ощетинился и зашипел с подвыванием: еще как спрош-ш-ш-шуу... Из соседних кустов вылетела стайка воробьев, и Саня проводил их голодным взглядом. Колбаса с молоком были давно, очень давно. Если домой вернуться перекусить, Ева точно больше его не выпустит. И жить ему котом до самой смерти… Дочку кот вместо папы, может, и устроит, но вот жену – точно нет. Значит домой нельзя. Тогда или помойка, или «столовая для кошек» тети Глаши из третьего подъезда.
Выбор очевиден.
У «столовой» стоял гвалт, мяв и летали клочки шерсти. Саня услышал склоку издалека и чуть не свернул в сторону, как вдруг среди кошачьих запахов учуял слабый вороний дух.
Он сделал четыре невеликих котячьих шага, когда планы прервал неучтённый фактор. Фактор в виде ободранного серого кота вышел носом к носу и вызывающе высказался: «Мя-а-уУ!».
Саня сразу понял, что это страшное оскорбление, теперь можно было сбежать, навсегда потеряв лицо, либо вступить в драку с неизвестным исходом. Оппонент создавал впечатление опытного бойца, по крайней мере, повидавшего виды.
«Так и без глаза немудрено остаться», – подумал Саня, присматриваясь к длинной царапине поперек морды серого, и тут сознание на миг померкло, а папакот, точнее уже котопапа, выдал низкий утробный «маааауууу» и раздулся в боках. Серый противник немного отступил и уже не так уверенно ответил: «Мяууу?». В этот момент из окна второго этажа вылетела пустая бутылка и взорвалась стеклянными брызгами рядом с Серым. «Крушовице» …», –определил папакот знакомый запах. «Маууууу», – победно добавил котопапа вслед улепетывающему оппоненту.
Саня спокойно прошествовал через двор и увидел на низеньком заборе ворону. Вжавшись в пыль, он пополз. Грунтовка, детская площадка, здесь можно пройти под скамейкой, дальше куст, замереть, пока «Как-ара» повернула голову в его сторону. Сжаться в комок, в точку и прыжок!
«Арр, каррр», – возмущённо забила крыльями птица. Сане с трудом удалось подавить в себе кота и разжать зубы. Когти, впрочем, он не спрятал, да и лапы не убрал. Ворона посмотрела на него долгим саркастическим взглядом.
«Чего ухмыляешься?» – попытался сказать Саня. – «Мяяу», – вырвалось изо рта. Это конец, начал понимать он, говорить не получится. Та это ворона или нет – поди узнай. Домой не пустят. Он разжал лапы и отступил назад. Внушительный клюв птицы стоило уважить.
Ворона с достоинством встряхнулась, расправила перья и вспорхнула на забор. «Карр!» –прокаркала она, перелетела на несколько метров и выжидающе посмотрела на Саню. Тот сделал несколько неуверенных шагов в её сторону. «Кар-ашо», – выкрикнула птица и переместилась ещё на десяток метров.
И пришло понимание. Люди проигрывают. Берут машину в кредит и разоряются. Или встречаются в подворотне с безумным чемпионом по боксу. Или встречают ворону, возвращаясь с пивом.
Саня с места и в прыжке почти поймал ее. Чуть не успел. Она уселась на ветку – точно не допрыгнуть. Казалось, она чего-то ждет. Но чего?
Некоторое время так и сидели. Было непонятно, что делать. Наваливались тоска и блохи. Хотелось есть, и при игре в гляделки ворона выглядела вкусной потенциальной спасительницей.
А потом Саня, у которого отчаяние зашкаливало, просто отвернулся к «столовой» тети Глаши, продрался сквозь всех, и взял себе крупную куриную кость. Взял, не обращая внимания на дерущихся за нее котов, и вышел из толпы под возмущенный мяв посетителей «столовой».

Отошел на десяток шагов и начал грызть. Ел он громко, как никогда не позволял себе, будучи человеком.
Не сможет он жить со своими, окотовьиваясь, наблюдая, как они его ищут. Кусок в горло не лез. Саня поднял морду. Перед ним, в шаге, стоял котенок.
С гноящимися глазками, пошатывающийся от голода. И он, ни на что не рассчитывая, просто смотрел на кость. Смотрел робко, словно ждал, что сейчас Саня запретит ему глядеть на лакомство.
– Мяв, – сказал Саня и двинул лапой кость. Есть расхотелось.
Котенок не сразу поверил в счастье. Сане пришлось отойти на метр, чтобы котячий ребенок осознал глубину счастья, поверил в него и припал, урча, к косточке.
– Надо бы взять шефство над ним, – философски подумал Саня.
А потом вдруг подошел к котенку, и, не взирая на слабый протестный мяв, взял зубами его за шкирку и потащил.
Потащил к родному подъезду – и, словно подгадывая под его решительный шаг, дверь распахнул дворник Ахмед, вытаскивающий из подвала собранные за день картонные коробки.
Саня проскользнул между ног внутрь, поднялся на родной этаж, швырнул котенка на коврик и зашипел на него – мол, не вздумай дернуться! – а потом прыгнул на перила и с них – носом в звонок.
Утром такой трюк у него точно бы не получился. Утром он был больше папой, а сейчас кошачья ловкость уже не только позволила ему мягко, ровно с необходимой силой нажать кнопку, пружиня шеей и гибким хребтом, но и перевернуться в воздухе и ловко приземлиться на все четыре лапы, пока в квартире, еле слышимая снаружи, играла мелодия.
А потом, когда Ева спросила недовольно – «Кто?» он громко мяукнул, так, чтобы она точно услышала, и рванул вниз.
Да, он сгинет безвестным рыжим котом. Но жена точно не посмеет отобрать у дочери котенка в тот момент, когда потерялся папа. Расчет точный. Ева получит мечту.

Саня споткнулся на последнем – маленьком – пролете, и кувыркнулся по ступеням, так чудовищно больно, и в нос шибануло кошачьей шерстью, а потом вдруг он осознал, что лежит на холодном бетоне подъезда абсолютно голый.
Это было потрясающе. Он снова стал человеком. Мир обрел краски. А еще в подъезд вошел Ахмет и уставился на него, приоткрыв рот.
– Муж к любовнице вернулся, – сказал Саня первое, пришедшее в голову.
Как ни странно, мужская солидарность сработала. Через пять минут Саня уже стучался в свою дверь, будучи в старых трениках и обтягивающей футболке.
– Папа? – удивилась Ева. – Что это на тебе?
– А где мой рыжий кот? – контратаковал он. – Где мой подарок тебе?
Потом они пили чай с вареньем, а внизу, под папиной табуреткой, прикрывая всем телом от людей блюдце, жадно лакал молоко котенок.
И не было более счастливой девочки, чем Ева, и не было более счастливого человекопапы, чем Саня.
А из непроглядной тьмы улицы, в яркое кухонное окно смотрела на них ворона, которая размышляла – понял ли Саня, что человеком он стал только после того, как выполнил желание дочери, про которое сам же и загадал, возвращаясь с пивом.
– Кар-рашо, – негромко говорила ворона. – Кар-рсиво…
А котенок допил молоко и облизал блюдце. И теперь размышлял – облизать блюдце на второй раз или оставить себе это счастье на утро?

Рассказ написан славной командой "Котики апокалипсиса на удачу"

promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…