Работа с мотивацией менеджеров среднего звена

«…Пускай родился дворником
Родишься вновь прорабом,
А после из прораба до министра дорастёшь…
Но если туп, как дерево,
Родишься баобабом…»

Макс выдернул наушники, закинул объёмистый рюкзак на плечо и зашагал вдоль линии эскалатора. Панорамные окна загудели, встречая заходящий на посадку самолёт. Автоматические двери послушно распахнулись перед пёстрой толпой прошедших контроль туристов. В лицо хлынула волна жаркого, особенно после морозного московского воздуха, непальского полудня.
Народ, прилетевший вместе с Максимом, шумно грузился в автобус. Гид привычно пресекал попытки разбрестись по округе, приглашая, но по сути загоняя, толпу в салон. Потом покрутил головой, увидел отдельно стоящего Максима и подошел к нему:
– Вы будете садиться, уважаемый? Автобус не может долго ждать!
– Не надо ждать, я сам уеду.
Гид подал свою визитку и отвязался.
Максим мельком прочитал: «Ситарама Шетти, русскоязычный гид, частные и групповые экскурсии», сунул её в карман и пошел к парковке такси. Рубашка на нём начала потихоньку намокать, отвыкшее от жары тело боролось с перегревом. Максим в первый раз за несколько лет на людях расстегнул сразу две верхние пуговицы и прибавил шагу. Наверняка найдутся машины с кондиционером.
За окнами проносилась изумрудная зелень, Максим попивал через соломинку колу, щедро приправленную колотым льдом. Мысли, как ни странно, вернулись обратно в Москву.
***
– И по итогам этого финансового года лидер продаж нашей компании … Максим Пошашков!
Генеральный сморщил лицо в дежурной улыбке и крепко пожал руку выбежавшему на сцену Максиму.
– Вот ваша путевка, молодой человек! Запомните, мы всегда ценим труд наших лучших людей! От лица компании и от себя лично поздравляю Вас с этим, наверняка не последним достижением и желаю новых успехов!
Максим развернулся к сидящим за столами коллегам. Не без лёгкого злорадства отметил явную зависть многих сидящих в зале, в том числе закушенную губу Марины, хорошенькой коллеги из отдела развития. Потом вскинул в победном жесте руки с огромным сертификатом и спустился со сцены.
Парни из отдела дружно подбежали потрогать сертификат и пожать руку, ну и выпить за успех. Не за удачу, удача для слабых! Помяв очередную пятерню и, опрокинув в себя порцию виски из запотевшего стакана, Максим повернулся к соседнему столику.
– Марин, ты чего скуксилась?
– Макс, да я на эту путевку, как проклятая, год работала.
– Так в чем проблема? С твоим–то доходом ты сама себе можешь купить такой тур!
– Пока не могу, у меня всё на ипотеку уходит.
– И что такого в этом Непале?
– Макс, ты не понимаешь! Горы! Храм Шивы! Да там Будда родился, в конце концов! Я за эту поездку…
– Марин, может отдать её тебе?
Максим чуть-чуть сдвинул сертификат в её сторону.
У девушки непроизвольно дернулась рука навстречу вожделенной путевке. Макс ослепительно улыбнулся и добавил:
– Нет-нет-нет! Заработай! Может в будущем году повезёт?
Потом отвернулся и ухватился за бутылку, встречая нового поздравляющего коллегу налитым стаканом.

***
Такси повернуло к сияющему ослепительным сочетанием белого камня и цветущих клумб отелю.
Первое утро в Непале Максим встретил в пустующем фитнес-зале. Мысли крутились в такт педалям тренажёра: «Ну ладно, поеду монастыри смотреть. Если нанять персонального гида, всё стоящее можно осмотреть дня за три. А потом что? Здесь даже моря нет! Десять дней педали крутить? Или удивлять себя местными деликатесами?» Желудок отозвался недовольным бурчанием. Непривычная еда уже успела доставить хлопот. «На Эверест со скуки полезу», – усмехнулся Максим и пошел в душ.
Парень вернулся в номер и бросил полотенце на стул. Оно удачно улеглось на спинке, правда, перед этим сбило с неё рубашку. Из кармана выпал кусочек бумаги, покрытый голубоватой вязью. Визитка гида из аэропорта. Максим тяжело вздохнул и начал набирать телефонный номер.

***
Вот не зря он с большим сомнением относился к посещению местных чудес. Из первого же индуистского храма Максим выбрался очень быстро, буквально бегом. Он бежал с мыслью, что теперь этот запах будет преследовать его всю жизнь. Кто же виноват, что нанятый гид первым делом повел его смотреть на традиционную церемонию похорон? «Отжигают, значит, по полной», – думал Максим, подавляя рвотные позывы и прикрывая нос рукавом, ноги же продолжали перебирать мозаику в сторону выхода.
На выходе он прижал гида к стене:
– Ты куда, зараза, меня привел?
Ситарама с перепугу чуть не растерял навыки русского языка.
– Мафи магта ху, Максим! Это величайший храм Непала! Что Вас так напугало?
– Да не напугало, – Максим брезгливо передернулся, – но там же воняет. Эта копоть теперь мне в лёгкие въелась.
– Простите меня, Максим! Я думал, что Вы немного знакомы с нашими обычаями. Что Вы хотите увидеть теперь?
– Давайте для начала просто уедем отсюда. Есть у вас места, где трупы не сжигают прилюдно?
– Может быть, посетим священное место, где по преданиям родился Гаутама Будда?
– Там точно никого не…?
– Там только цветы, – успокоил гид.

***
Машина низко гудела, съедая километры дороги. Серая лента асфальта в оправе зелёного кустарника неслась навстречу и исчезала позади.
– Ну я понимаю, кремация... Но делать это при родне. Это же просто неэстетично! Что за варварский обычай?
– Максим, я Вам отвечу вопросом на вопрос. Когда Вы отправлялись в Непал и собрались посещать храмы, что Вы вообще планировали делать и увидеть?
– Ну что… Золотые статуи Будды, например. Древние храмы и оранжевых монахов. Карму почистить хотел.
– Золотые статуи – большая редкость, из древнейшего храма Вы убежали. А карма... Как именно Вы собирались ее чистить?
–  Ну как же. Посетить святые места, от этого наверняка карма улучшится, – Максим улыбнулся.
Гид не вернул улыбку и ответил:
– Вы понимаете суть кармы?
– Никогда особенно не задумывался. У меня есть точка зрения, но я хотел бы узнать мнение специалиста!
– Карма – это причинно-следственный закон. Сделали плохое – Вселенная Вам задолжала плохое, сделали хорошее – Вселенная вернет Вам добро. Все очень просто.
– Первый закон термодинамики?
– Скорее третий закон Ньютона, но Вы мыслите в верном направлении. Разумный закон, никакой мистики. Все, что Вы делаете не исчезает бесследно, однажды Вы получите за это награду или … понесете наказание.
– И единственный способ очистить карму – делать только хорошее?
– Нет, получить все наказания за плохое и не повторять зла…
Максим надолго замолчал, разглядывая мелькающую растительность, высокие горы у горизонта и редкие встречные автомобили. Сначала он собирался ответить гиду чем-то едким, вроде «я зла не помню, я его записываю в карму», но мысли растеклись вслед проносящейся за окном зелени, машина уютно покачивалась, и он задремал.

***
Лумбини, и правда, встретил их морем цветов и разноцветных флагов. Максим демонстративно принюхался (Ситараму заметно покоробило), выбрался из машины и пошёл к воротам.
Обстановка чем-то напомнила Максиму цыганский табор. Куча пёстрых лент и неопрятных людей. Нет, всё-таки не табор. Там было страшновато, но весело. А здесь солнечно, нарядно и … скучно. Вот какое-то здание, довольно современное, кстати. Дорожки, деревья и те самые оранжевые монахи. Снова дорожки, деревья, деревья, монахи.
Гид молчаливо шёл сзади, ожидая момента, когда первый интерес Максима угаснет и можно будет приступить к экскурсии. Вышло иначе. Максим заприметил монаха, медитирующего под деревом и напрямую направился к нему.
Монах сидел в позе лотоса, похожий в своем окружении на бесконечные гравюры и картины с классическим восточным сюжетом. «Класс, сделаю селфи. Что может быть круче, чем монах под старым деревом в позе лотоса?»
Гид потянул Максима за рукав.
– Здесь не нужно фотографировать.
Но Макс лишь выдернул рукав и сел напротив монаха. Тот заметил нарушившего покой иностранца и с благодушной улыбкой посмотрел на Максима.
– Намастэ, – сложил руки на груди Максим.
– Намастэ! – согласился монах.
Максим повернулся к гиду.
– Поработаете переводчиком?
– Это не обязательно, – снова улыбнулся монах, – я довольно неплохо знаю русский.
– Как интересно! И долго учили?
– Не слишком. Вы хотели задать мне какой-то вопрос?
– Да. Мой гид сказал, что невозможно самому очистить карму. Дело это, говорит, небыстрое и болезненное.
– Ваш гид – мудрый человек.
– Тогда я спрошу Вас, Вы можете мне очистить карму? Вы же святой отец или как у вас это… – смутился Максим.
Гид зашипел откуда-то сбоку.
– Максим, пойдёмте, монахи не чистят карму.
– Не чистят, – кивнул монах, – но я могу. Вы уверены, что хотите не задать вопрос, а развеять свою карму?
– Конечно!
– Тогда Ваша карма через восемь дней будет чиста, – безмятежно улыбнулся монах и легонько коснулся лба Максима.
Макс не видел, как за его спиной побледнел до красивого мраморного оттенка гид, как внезапно налетевший порыв ветра всколыхнул листья над головой. Он вообще ничего больше не видел, потому что потерял сознание в момент, когда его коснулась ладонь монаха. Также Максим не заметил еще одного нюанса. Во время всего их разговора монах висел в нескольких сантиметрах над землёй, не приминая даже травы.

***
Он пришел в себя уже в машине. Окружающее разом обрело запах, цвет и звук, словно с Максима сняли мутный старый стакан. Он с трудом припоминал как Ситарама пытался довести Максима до машины. Как одновременно придерживал его под руки и старался держаться как можно дальше; как после краткого разговора водитель пытался сбежать, причём пешком, но гид вернул его, притащив за шиворот.
– Что случилось, Ситарама?
– Максим, Вы, наверное, сильно перегрелись на солнце. Вам надо вернуться в отель и очень–очень срочно.
Максим приподнялся на локтях, его начало мутить.
– Да, пожалуй, с экскурсиями на сегодня пора заканчивать!
– Лежите, Максим, отдыхайте и ни о чём не думайте. Пожалуйста, не думайте…
Туман снова накрыл Максима, отбирая краски и объём у предметов, приглушая звуки и запахи до еле различимых ощущений.
Следующее прояснение сознания настигло Максима в собственном номере. Он сидел на кровати и медленно раздевался, гида рядом не было. Но это были мелочи, удивительным показалось другое. Пошарив по карманам, Максим обнаружил, что визитка гида пропала, а вместо неё обнаружился аванс, который он отдал Ситараме за проведение экскурсий. «Тоже мне, торгаш», – подумал Максим.
Остаток отпуска Макс то выныривал из своего сумеречного состояния, то возвращался в него. Больше гостиницу он не покидал. Да что там гостиницу, даже из номера выбирался только поесть и покрутить педали в фитнес-зале. В глазах начало проясняться лишь по дороге к аэропорту. Самолет разгонялся по взлётно-посадочной полосе, и морок начал отступать всё сильнее. Миля за милей откладывались на банковской карте Максима, а туман таял и таял, и когда милая стюардесса попрощалась с ним перед трапом в Шереметьево, Максим понял, что он окончательно пришёл в себя.

***
– А-а-а-а, наш индус вернулся!
– Макс, ты совсем не загорел!
– Как дела, брата-ан?
– Да нормально всё, а где Андрей?
– Уволился. Попросили его настоятельно! К чёрту этого упыря. Как отдохнул?
– Классно отдохнул! Так, парни, вас много и бюджет не резиновый, но сувенирчиков всем купил.
Макс начал раздавать магнитики.
– Серёга, держи. Антон, Маша, вам по одному. Саня, тебе. Так…
Рука нашарила дно пакета, подарки закончились.
– Сань, извини, закончились. В двух отделах уже раздал, просто не рассчитал.
– Да не парься, у меня и так дверь холодильника еле держится, – ответил тот, но ощутимо напрягся, повернулся и с размаху врезался в письменный стол.
Первый рабочий день после отпуска начался. Всё было здорово, если бы не один факт. Саня, налетев на стол, не просто ушибся, а сломал ногу.
На следующий день Максима вызвал генеральный.
– Максим, сегодня на совещании обсудили Ваши результаты за прошлый год. Мы с коллегами убеждены, что Вы сможете не только решать собственные задачи, но и многому научить наших сотрудников!
– Пётр Михайлович?
– Да-да. Как я говорил, мы ценим целеустремленных людей. Вы наверняка знаете, что в Ваше отсутствие освободилась должность. Я назначаю Вас начальником отдела корпоративных продаж. Испытательный срок начинается, скажем, завтра!
– А… Очень рад оказанному доверию! Вы не пожалеете о своем решении.
Максим ворвался в опенспейс своего отдела.
– Парни, мне сейчас сказали, кто будет новым начальником нашего отдела!
– Ух ты! И кто?
– Я!
– О, поздравляю!
– Класс…
– Так, народ, традиции никто не отменял, проставляюсь в обед в столовой!
Вторая часть дня прошла не очень гладко. Новоявленный начальник отдела работал один за всех. Собственно, Максим даже не работал, а отвечал на звонки. В основном приходилось оправдываться перед клиентами за отсутствие ведущих менеджеров. Весь персонал отравился пирогом, которым Максим проставлялся за повышение…

***
«Ну не мог же пирог скваситься от кислых улыбок коллег», – думал Макс, от души захлопнув дверь своего автомобиля, – «и чего они вообще взбесились? Понятно, что каждый повышения хотел, но я не самый плохой вариант! Что ещё странно, логисты, которые тоже угостились, нормально себя чувствуют, только продажники свалились. Ну не могло же из зависти… Да нет, глупости!»
Вместо удовлетворения от новой должности вышло полное разочарование. Максим со злостью вдавил педаль газа и вырулил в неторопливый московский поток.
Через двадцать минут, отъехав от офиса метров примерно триста, Макс решил вернуться. Встречная полоса была пустой, а вот в сторону дома движение остановилось полностью. Слушать радио в машине не хотелось, и был ненулевой шанс переждать основные дорожные заторы в офисе, где всегда есть чем заняться. Немного не доехав до светофора, он включил левый поворотник и лихо развернулся через двойную сплошную. Встречный «Туарег» яростно заморгал фарами и загудел, потом резко перестроился и, подъехав к Максиму, ещё раз просигналил. Сквозь стекло что-то кричал и яростно жестикулировал водитель.
– Пошел ты! Тебе даже тормозить не пришлось! – Максим выругался в ответ и показал известную композицию из пальцев.
В этот момент приборная панель автомобиля резко подалась навстречу его лицу. Спустя целую вечность из микросекунд переносица Макса столкнулась с верхней частью руля, и только потом раздались скрежет тормозов и хруст сминаемого железа. Справа дёрнулся и развернулся боком агрессивный «Туарег», в него тоже въехала машина. Сзади засигналили, правда, гудки звучали не сердито, а как–то скорее безысходно. Сразу начала скапливаться новая пробка.
Быстро познакомившись с товарищами по несчастью и осознав, что все считают виновным именно его, Максим вызвал аварийных комиссаров и вернулся в машину. Откинувшись на спинку сиденья, он отнял платок от носа, кровь вроде бы перестала идти. Макс открыл бардачок и начал выкладывать оттуда документы, с планами на вечер появилась полная определенность. В кармане пальто задребезжал телефон.
– Аааа, да какого рожна кому там надо?
– Алло? Макс, это Марина. Я тут с работы еду, это не ты пробку возглавляешь?
– Очень смешно. Я в аварию попал.
– Да я поняла. Минуть десять мимо проезжала, пробка в обе стороны! Вокруг тебя штук пять машин собралось. Ты прямо притягиваешь несчастья, Максим!
– Да иди ты! – психанул парень и отбил звонок.
Он бросил телефон на сиденье, выскочил из машины на проезжую часть и закурил.
– Несчастья притягиваешь. Да пошла ты! – бормотал он, – чтоб тебя саму так протаранило!
Едущую по встречной полосе «Газель» занесло, и она задела Максима краем кузова.

***
… монах сидел в позе лотоса, похожий в своем окружении на бесконечные гравюры и картины с классическим восточным сюжетом. Макс направился прямо к нему, безжалостно сминая ногами изумрудную зелень травы. Гид потянул Максима за рукав.
– Здесь не нужно фотографировать.
Но Макс лишь выдернул рукав и сел напротив монаха. Тот заметил нарушившего покой иностранца и с благодушной улыбкой посмотрел на Максима.
– Вы же хорошо говорите по-русски? – полуутвердительно спросил Максим
– Довольно сносно! Вы хотели задать мне какой-то вопрос?
– Н-нет.
– А что же Вы хотите?
– Я пришёл сказать Вам «спасибо»! Кажется, я усвоил урок.
Максим помолчал, потом сложил руки на груди, поклонился монаху и прошептал внезапно осипшим голосом: «Намастэ!»
– Намастэ! – согласился монах. И улыбнулся.
Максим развалился на огромной кровати в номере отеля и, улыбаясь, что-то набирал на планшете. Нажав последнее «подтвердить», он довольно откинулся на подушки. Вспомнилось потрясенное выражение лица Ситарамы, когда после короткого и непонятного разговора Максима с монахом, они просто вернулись в отель. Впрочем, несмотря на удивление, гид взял деньги за экскурсию и не очень-то долго отказывался от чаевых. «Торгаш! Наш человек!» – подумал Макс и снова улыбнулся. Потом взял смартфон и набрал Марину.
– Алло, Марина? Мариш, слушай, только не удивляйся и не пойми меня неправильно. Возьми неделю в счёт отпуска, вылет уже завтра. Как куда? В Непал! Нет, не розыгрыш! Проверь, я всё оплатил, электронный билет у тебя на «мыле»! До встречи! И ещё… Ты была абсолютно права, это потрясающая страна!
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Понравился!
Только бы лучше для быстрого исправления Максима, чтобы он только к себе несчастья притягивал, а не к бедным коллегам тоже. А то и отравились бедолаги, а Саня так вообще ногу сломал ни за что, ни про что.
А так все ясно и читать было интересно.
Рада, что ты опять выкладываешь рассказы! Давно уже их не было!
Пойдешь в этом году играть на Колфан? Мне и хочется, и времени жалко...
Спасибо) Карма штука опасная - все под раздачу могут попасть)

Ну я из штопора вроде выхожу. Так что рассказы пишутся.

Хочу и буду. Хоть в ущерб сну :) Ты чего такая занятая? "Лесного царя - 2" дописываешь?
Леш, они в электронном виде выходят. Для магазинов электронных книг. А тиража как такового нет, только на Озоне можно заказать в печати на заказ. А в электронном я тебе с радостью обе подарю. :)