Случай на ремонтной базе




Ремонтная база с изобретательным названием «Рембаза 3» не была привязана к планете, как это обычно бывает. Она крутилась вокруг невзрачного желтого карлика и в основном пользовалась заслуженным покоем. Техническое обслуживание и мелкосрочный ремонт патрульного флота плюс такие же работы с кораблями контрабандистов в перерывах, вот и вся статистика загрузки Рембазы.

Кстати, цифра три в наименовании значила по одним слухам то, что база крутилась по третей от солнца орбите, в других говорилось, что предыдущие две были уничтожены патрулем и контрабандистами поочередно, пока указанные флоты не договорились о графике посещения. Наверное поэтому внезапно сработавший локатор ближнего обнаружения заставил дежурного диспетчера вздрогнуть.

Он пробежался поданным предварительного сканирования и включил передатчик:
- Диспетчер «Рембазы 3» вызывает шаттл на траверзе по стыковочному борту. «Рембаза 3» вызывает неопознанный шатл. Включите респондер!
Помощник потер явно заспанные глаза и тоже пробежался по данным сканера:
- Слушай, та на каком канале к ним обращаешься?
- На стандартном, широкополосном
- Попробуй без видеопередачи на коротковолновом!
- Ты думаешь?
- Посмотри на их раздолбанный вид. Я тебе точно говорю, включай коротковолновку! Диспечерскую заполнил всплеск щелчков, который практически сразу отфильтровался компьютером и параллельно с данными по неисправностям и идентификацией побежавшими по экрану, зазвучал голосовой запрос в репиде: «… садку в ремонтном шлюзе… многофункциональный катер AMB713 просит посадку в ремонтном шлюзе… много…»

Диспетчер повернулся к коллеге:
- Посмотри-ка по справочнику, порт приписки катера AMB713? - И добавил в микрофон - катер AMB713, Рембокс 4-2.  стыковка в автоматическом режиме. Мы захватываем вас. Отключите маневровый.
Катер послушно погасил маневровые двигатели и включил габаритные огни по корпусу. Диспетчер уловил момент готовности к захвату и передал управление автоматике. Тем временем помощник наконец нашел строку в справочнике и упавшим голосом озвучил ответ:
- Корабль колонизации «TLT Geneva»
Диспетчер с размаху погасил канал связи с катером.
- Это Нахлебники!

«…С момента изобретения варпа вопрос контакта с другими цивилизациями был всего лишь вопросом времени. Это доказали математически задолго до изобретения двигателей, игнорирующих скорость света. Конфедерация Земли успела как-раз заняться колонизацией восьмой планетной системы, когда этот долгожданный контакт свалился на голову. Сразу на все системы. Точнее на семь…» [ узнать больше ]

***

Последние три тысячи лет в мастерских ничего не меняется. Капающая вода, неразборчивый скрип и гул, смесь запахов масел, остывающего железа и мутное освещение. Это короткое описание могло бы подойти к кузнице римского мечника, заднего двора Да Винчи, главного конвейера челябинского тракторного завода или космической ремонтной базы.

Стуки, визг метала о металл. Потом секундное затишье и крик, перекрывающий любой гул:
- Эй, ты там, забирай своё барахло!
- Вы так быстро? Мне казалось, что нужно заменить рулевые ускорители! Помните, я говорил, там при повороте бортовой комп выдаёт невнятные ошибки?
- Ты, как я посмотрю, диагност! Вот посмотри на скан, поворотные балки исправны. Просто какой-то недоумок не зафиксировал их при прошлом ремонте. Оттого и болтанка, и ошибки. Забирай, в общем!
- А почему тогда чек на 700 ЦэКа? Вы же только гайку завернули!
- За заворот гайки 1 целковый и 699 за то, что догадался, где гайка откручена.

Мастерские не меняются, как и те, кто в них обитает. Вечно недовольные клиенты и те, кто принадлежит к кругу посвящённых. Тех, кто знает, куда стукнуть молотком, чтобы не скрипело. Единственная каста, которая может отправить подождать в соседнюю комнату любого клиента, от рабочего до правителя. Последователи Гефеста. Да, мастерские не меняются уже много тысяч лет, и также мало за эти годы изменились механики.
Однако есть люди, которые заставляют механиков сбросить свою обычную спесь и поработать на славу, это диспетчеры со специальным заказом.

«Контакт сложно было назвать таковым просто потому, что он был полностью односторонним, наполненным агрессией и не имевшим по сути вариантов развития, кроме полной капитуляции. Каанхианские корабли вторжения скоординированно уничтожили земной флот за три земных же часа. Если быть точным, уничтожили не флот, а полицейские силы. Ведь за неимением наглядной внешней угрозы, корабли для отражения агрессии не вышли с земных стропил к моменту нападения.   С поражающей педантичностью были вычищены и наземные противовоздушные и противокосмические средства, космопорты и производства непосредственно производящие оборудование космического назначения.» [ узнать больше ]

***

- Рембокс 4-2, у вас заказ.
- Слушаю, диспечерская. Василич, кто пожаловал, бандюки или вояки?
Голос на другой стороне явно замялся и после паузы продолжил по корпоративным правилам:
- Техническое обслуживание двигателей, топливной и жизнеобеспечивающих систем, восстановление корпусных повреждений.
- Ну не томи уже, Василич, кто там у нас?
- Нахлебники! – выплюнула в репродуктор диспетчерская и отключилась.
Бригада ремонтников сноровисто надевала скафандры, глядя через широкий иллюминатор, как потрепанный катер затягивают гравитационной ловушкой на фиксаторы эстакады. К шлюзу корабля тут же потянулась гофра перехода, а сверху и снизу над катером нависли манипуляторы точного сканирования. Впрочем, это видел уже один бригадир.

Его подопечные проверяли давление своих скафандров в шлюзе. По гофре к пассажирскому шлюзу заскользили тени – команда катера перебиралась в каюту ожидания.
Даже визуальным контролем можно было определить, что работы предстоит много. Но первое, что нужно сделать, проверить наружные слои покрытия. Игорь Семёнович, штатный бригадир Рембазы 3 завершил осмотр поступившего судна выплёвыванием докуренного бычка в угол и дал отмашку:
- Парни, приступаем к сканированию.

Впрочем, команду он озвучил для проформы.  Отлаженная до автоматизма работа не требовала устных распоряжений. Автоматический сканер уже закончил работу и воспроизвел голограмму в рубке бригадира. Механики в скафандрах производили дополнительный визуальный контроль, но это было данью традиции. Чтобы пятно розовой краски – липучки, которую наносили на вмятины и пробоины люди, находились в местах, не отмеченном компьютером, бригадиру еще не приходилось видеть.

И в этот раз ничего нового. Зажглись желтые прожекторы. В их ярком свете бригада отступила на положенные места, а к катеру с двух сторон направились роботы. Они расположились в диаметральном расположении по корпусу корабля и начали движение по спирали. Один демонтировал бронепластины с существенными повреждениями, второй заливал появившиеся промежутки монтажной пеной на которую тут же устанавливал новую пластину. Следом за прошедшей парой Манька - Димонька (в техническом паспорте «роботы монтажа-демонтажа крупных корпусных деталей) уже вылетел рой нанитов. Маленькие трудяги закроют мелкие раковины, трещины и сколы и, кстати, придадут катеру нестерпимый зеркальный блеск полированной стали. Жаль, что этот эффект сохраняется только до первого варпа.

Бригадир поглядывал поочередно в мониторы наблюдение, панорамный иллюминатор и голограмму, фиксируя в блокноте этапы восстановления корпуса. Семёныч никогда не доверял технике на сто процентов. Впрочем, работа шла штатно.
Тем временем, по лестнице загремела череда шагов. «Команда корабля пожаловала», - нахмурился механик.  Он щелкнул селектором
- Эй, юнга.
- Слушаю вас, Игорь Семёныч!
- Сообрази-ка кофе ко мне в рубку на четыре персоны и что-нибудь пожевать. Впрочем, нет, давай на пять персон, ты мне тут понадобиться можешь.

Подготовка территории на планете Женева, названной по сложившейся традиции в честь колонизационного корабля пошла совершенно не по плану. В итоге, для расчистки местности были разбужены все механики, военнослужащие и «разморожена» техника. Каанхианский флот вторжения прислал на уничтожение беззащитного колонизационного корабля десяток малых катеров под руководством среднего крейсера. После недвусмысленного залпа по «Женеве», который снес существенную часть её кормовой брони и палубных построек, о переговорах никто и не подумал. Только никто не ожидал, что оборону «Женевы» поддержит несколько десятков патрульных катеров, восемь пустотных харвестеров с не очень точной, но достаточно мощной лазерной дробильней, а на флагман высадится десант. Очень злой, надо отметить, спросонья десант.
[ узнать больше ]

***

В дверь громко и требовательно постучали. Игорь Семёныч не успел ответить, дверь распахнулась и в рубку вошел первый Нахлебник. «Гость», поправился про себя Семёныч. Следом за первым, в помещение втиснулись ещё трое. Как и их корабль они были основательно потрёпаны. Точнее сказать не так. Они были основательны, но потрёпаны. Крепкие и низкорослые, что в принципе не очень характерно для космонавтов во втором-третьем поколении. Блеклая и серая одежда гостей выглядела одновременно очень поношенной и очень крепкой. Настолько крепкой, что бригадир нисколько бы не удивился, узнав, что она сможет кратковременно служить скафандром (то, что эта одежда может быть скафандром как раз очень продолжительное время, бригадира бы удивило, но ему никто и ничего конечно же не сообщил).

Ещё только заслышав шаги, Семёныч начал судорожно придумывать, какими словами встретить гостей. Десяток фраз крутилось на языке, но получилось выдавить только одно слово:
- Присаживайтесь!
Нахлебникам не стоило говорить «садитесь». Соглашением о перемирии, в числе прочего, им запрещалось посещать планеты, САДИТЬСЯ на любые небесные тела кроме рукотворных. Соответственно, можно было сильно задеть их самолюбие такой простой оговоркой.

- Присаживайтесь, дорогие гости!
Первый вошедший кивнул остальным, и они расселись вокруг бригадного стола. Этот первый видимо был командиром. Неразборчивые знаки отличичя говорили скорее всего об этом. Семёныч решил считать его капитаном. Почти сразу в дверях появился «юнга» с подносом в серебристой руке.
Юнга был самым старый работником Рембазы 3. Лет пятнадцать назад во время ремонта он попал под поток нанитов. Это придало части его тела несказанный шарм, но напрочь лишило возможности работать механиком. Пенсию по инвалидности «юнга» не получил, поскольку пострадал исключительно по собственной невнимательности, но управлющий базой оставил его на своем содержании. Еще один нюанс касался «юнги», никто не понимал, почему его назвали именно так. Всё чем занимался Юнга – строил у себя в каюте макет здания. Начал он с башни, но теперь это был целый комплекс.
- А, Карл, заходи! – поприветствовал Семёныч «юнгу». – гости уже пожаловали, подавай на стол!

Каанхианский флот был полностью разбит в бою при Женеве. Все остальные земные поселения сдались к этому моменту и тут на сцене боевых действий появился Галактический Патруль. Удивительно вовремя, надо сказать, появился. Как раз к факту подписания капитуляции Землёй. Глава патрульного флота как раз начал зачитывать по всем каналам радио, видео и стерео связи документ, суть которого сводилась к тому, что Каанхиане, конечно, поступили нехорошо, но раз все население Земли всё равно сдалось, то так тому и быть… Но в этот момент финишную сферу Солнца заполнили катера «Женевы». [ узнать больше ]

***
- Мы не будем отрабатывать еду! Сразу поднял руку капитан Нахлебников.
- Это угощение, демонстрация гостеприимства, - извиняющимся тоном ответил Бригадир
Капитан кивнул, и его команда почти накинулась на принесенные бутерброды. Сам главный Нахлебник поставил себе чашку, налил чёрной тягучей жидкости из высокого кофейника и с видимым удовольствием отхлебнул
- где вас так изодрало – попытался начать разговор Семёныч.
- Нас Шестую колонию чистить отправили, - ответил капитан
Бригадир осёкся. Но капитан продолжил как ни в чем не бывало:
- И как назло при финише попали в настоящее месиво осколков. Кое-как варпнули обратно.
- Мы всё починим, у нас отличная рембаза!
- Назовите цену! Сколько мы будем отрабатывать ваши услуги?
- Эээ… Кхм… Можно попросить всех выйти? Кроме вас, капитан!
Нахлебник покачал головой, потом молча кивнул на дверь своей команде. Те не прекращая жевать встали из-за стола и покинули помещение. Юнга помялся, но тоже вышел, тихонько прикрыв дверь за собой, оставив бригадира с капитаном наедине.

 - Варпнули, значит, из месива осколков – тихо пробормотал бригадир, глядя на закрытую дверь
- два месяца извлекали ходовые двигатели и ионное орудие из разбитого корабля поддержки – так же в полголоса ответил капитан. - Стояли на жесткой связке с останками судна. Вот и посекло.
- Там действительно месиво?
- А ты подумай сам! Шестую специально заселяли для производства звездного флота. Там на планете камня на камне не осталось. И в космосе тоже. Десятый год «мусор» чистим из разделанных под орех кораблей.  С командами на борту…. Ладно, это всё лирика, не пора ли назвать цену за ремонт?
- Согласно прейскуранту Ремонтной базы, согласованном с Торговой Лигой, стоимость ремонта вашего корабля составляет 178 000 СпэйсКоинов. С учетом объемной скидки за комплексный ремонт, уступлю до ста семидесяти тысяч!
- Напоминаю, что по соглашению с Каанхианской республикой, представителям колонии Женева запрещено иметь наличные, безналичные и иные средства, а также получать их в оплату труда и равно расплачиваться ими за услуги других.
- Ну да, поэтому вас Нахлебниками и зовут.
- Мы имеем право отработать.
- Можете и отработать. В пересчете сумма составит примерно тридцать тысяч человеко-часов. Одна беда, работы на Рембазе почти нет. У меня другое предложение!

Через час Патруль огласил новый, впопыхах составленный документ о том, что цивилизация «Человечество» признается независимой, однако обязана восстановить полетные условия вокруг своих колоний (с целью свободного патрулирования), а на колониальный корабль и колонию Женева накладываются репарации на усмотрение Каанхиан, по причине жестокого уничтожения команды крейсера «Эитикет», возглавлявшего флот у 8 колонии. Кадры этой варварской атаки землян, кстати, неоднократно были осуждены цивилизованным сообществом в дальнейшем. В результате все земные колонии были лишены оружия, способного повредить космическим кораблям. Для контроля были назначены регулярные проверки. В документе Патруля корабль Женева назван последним городом землян. Так появилось и было утверждено новое название колониального корабля «Женева» - «the last town Geneva»
[ghs://m.w.g/OrionSleeve/Sun_earth/ru.knowledgebase.org/wiki/TLT_Geneva]
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 марта 2315; проверки требуют 49 правок.

Корабль нахлебников сверкая нанитной полировкой ушел в варп, а в финишной сфере тут же появился новый корабль. Каанхианский, следственный...
Обвинение было очевидным. Граждане Женевы просто не могли рассчитаться за такой ремонт по утвержденным расценкам. Рембаза 3 обвинялась в нарушении Соглашения. Следователь огласил обвинение и сразу затребовал видеозаписи со всех камер базы. Рембазу, разумеется, разрушат в назидание, но вот главный виновник так просто не отделается, он отправится на Каанху …
После отсмотра записей (причем даже не всех) следователи убрались восвояси. Было официально признано, что Рембаза и Женева не нарушили условий. Оказалось, что бригадир просто проиграл стоимость ремонта капитану! Кстати, эта игра вскоре стала известна во всей Каанхианской республике. Через сорок-пятьдесят лет многие даже стали считать, что игра появилась именно в Каанхе. Но это всё потом.
А пока следователь в ярости смотрел в записи на то, как двое прыскающих в кулак взрослых мужчин, машут кулаками перед собой проговаривая:
- камень-ножницы-бумага-раз-два-три!



promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…