Солнышко на верёвочке

2015-12-08 08-53-07 Скриншот экрана.png

 Сергей упаковывал свои вещи. Отобранное громоздилось в центре комнаты неопрятной пёстрой грудой. За пять лет совместной жизни скопилось столько всего. Он усмехнулся. Когда они с будущей тогда ещё женой переезжали в эту квартиру, всё их имущество уместилось в одну спортивную сумку. Сейчас для переезда пришлось бы средних размеров грузовик нанимать. Впрочем, переезд действительно будет, только уезжает он один. Алёна тактично перебралась к родителям на пару дней, пока он выезжает.

«Мужчина должен обеспечивать семью или собирать вещи», — сказала она. Не поспоришь, конечно, так что Сергей, по примеру предков, занялся собирательством. Куда ехать он не очень пока представлял, но об этом можно было подумать вечером и завтра с утра. С одеждой разобрались, теперь полки. Пока была хорошо оплачиваемая работа, он коллекционировал пивные кружки. Каждый месяц коллекция пополнялась новым, порой эксклюзивным изделием. Таким образом, почти все полки были отданы на экспозицию.

Сергей взял литровую ёмкость с полки и повертел её в руках. Смешно сказать, ещё полгода назад он мог позволить себе купить вот этот кусок глины с надписью за четыре с лишним тысячи рублей, а сегодня в кармане не найдётся и на бутылку дешевого коктейля, который почему-то называют пивом, чтобы наполнить бокал. «Ну, раз нет возможности наполнить, значит и смысла в нём нет», - подумал он и швырнул стакан в ближайшую стену. Тот с глухим стуком раскололся и осыпался у плинтуса немым коричневым укором. Следом успели улететь ещё несколько кружек, пока разум не взял верх.

«Но, если есть в кармане пачка сигарет,» — подумал Сергей, взял со стола сигарету, зажигалку и сел в кресло. Он откинулся и, выпуская дым, пробежал взглядом по сторонам. Над столом была еще одна полка, до которой пока не дошли руки. Здесь в основном стояли вещи Алёны. Маленькие мягкие игрушки, вазочки, домашние украшения и прочие безделушки. Впрочем, нет, одна штука принадлежала ему. На одной из вазочек, щедро заполняющих среднюю полку, висел плетёный цветок на верёвочке. Даже не цветок, солнышко, скорее. Сергей снял Соломенное Солнышко с вазы, положил на ладонь и поднял перед глазами.

Иногда развязывается узелок в памяти. От легкого толчка. От слов когда-то слышанной песни, от вкуса каши из детства, отвратительной, собственно, но такой знакомой и тянущей из прошлого образы давно ушедших родителей, и чередой за ними яркие летние улицы малой родины. Даже не родины, просто двора, с немыслимо высокими пятиэтажками, клёнами и тополями, зелёными палисадниками, немногочисленными автомобилями одной марки у подъездов.
У бабы Ираиды дома всегда пахло вкусной едой. Даже когда старики уезжали на неделю в сад, а потом возвращались, Серёжка прибегал в гости помогать переносить урожай из старой «копейки», и квартира всё равно была наполнена запахом свежей выпечки или клубничного варенья. Однажды, он напрямую спросил: «Почему так?» Бабушка, лукаво подмигнув, ответила: «Ворожу потихонечку».

Кажется, именно в тот день она и подарила эту соломенную поделку. Сняла со шкафа, где их громоздилась целая гора, пошептала над ней и дала ему в руки. Соломенное Солнышко пахло летним зноем, цветочным полем и рекой, так он решил. А бабушка провела морщинистой рукой по его непослушным волосам и сказала: «Когда совсем плохо будет, ты возьми в руки, сожми и скажи — чур, меня!»

Мать, увидев у Серёжи в руках подарок, побледнела и первый раз на его памяти накричала на него. Отобрала и выбросила Солнышко в мусорное ведро, а Серёжку отправила в комнату «подумать». Сквозь неплотно прикрытую дверь было слышно, как мама звонила бабушке и кричала в трубку много всего. Сергей запомнил только слова: «Мама, ты обещала никогда больше этого не делать», а потом она тихо плакала на кухне до прихода папы. Отец, большой и шумный черноволосый мужчина, вернулся поздно вечером. От него по-обычному пахло дорогим алкоголем и парфюмом. Он долго успокаивающе что-то говорил матери, а потом принёс Серёже (видимо, достал из ведра и помыл) его Солнышко. «Возьми и спрячь, никому не показывай и не говори, откуда взял. Это будет наш секрет».

Сколько с той поры прошло? Двадцать лет? Тридцать? Сергей беззвучно пошевелил губами, считая в уме. Да, больше тридцати лет назад. Он сдержал обещание и хранил Солнышко молча. Собственно, он о нем просто и не думал эти годы. Было в словах отца что-то, убеждающее всех и очень надолго. Не зря, наверное, он работал в Горкоме.
Как бабушка тогда сказала? Чур меня! Сергей сжал между ладонями соломенные лучи, они больно кололи, но он лишь сжимал Солнышко крепче, все повторяя: «Чур, меня, чур, чур!», пока из глаз не потекли слёзы. Тогда он наконец разжал пальцы и остатки переломанной соломы просыпались на пол.

Утро было тяжелым. Сергей проснулся в десятом часу на смятой не расстеленной постели. Раздеться он вечером тоже не удосужился. Под кухонным столом валялись разномастные бутылки. Дома они с женой выпивали редко и помалу, поэтому «не добитые» коньяк, текила и виски годами копились в баре. Эту непростительную оплошность он исправил за один вечер.
Отправив пропахшую потом, табаком и алкоголем одежду в стиральную машину, он залез в ванну «отмокать». Впрочем, покайфовать напоследок ему не дали. Громко и настойчиво зазвонил телефон. Это была Алёна.
— Серёженька, как ты? - затараторила она, – не говори вообще ничего, молчи, послушай меня.
— Ну!?
— Не сердись на меня, я тебя прошу. Ты дома ещё? Дома?
— Да…
— Вот и оставайся, никуда не ходи. Прости меня, мой хороший. Я была очень не права.
— А…
— Молчи! Мы со всем справимся, главное, чтобы вместе! В общем, никуда не уходи, я уже еду.

Сергей успел всё-таки и полежать в тёплой воде, и вымыться под холодным душем, приводя себя в порядок до приезда жены. Они совместными усилиями разложили его вещи по старым местам. Потом «мирились» на смятой кровати. Весь вечер прошел тихо, как будто и не было того достопамятного скандала — пили чай, смотрели телевизор, не вставая с дивана, и молчали. Но не напряженно, а так, как молчат близкие люди, которым вовсе не обязательны слова для того, чтобы поделиться чувствами.

А потом пришло утро понедельника. Алёна уехала на работу, а Сергей «раскачивал эфир», отправляя десятками свои резюме. Как всегда, громко и навязчиво (надо бы мелодию уже поменять) зазвонил мобильный.
— Сергей Валерьевич, мы хотели бы пригласить Вас на собеседование…
— Разумеется! Какую компанию вы представляете?

Сергей отвечал на шаблонные вопросы шаблонными ответами, договариваясь о встрече. Во время разговора он взял со стола первый попавшийся предмет и стал крутить его между пальцами. Сергей на миг опустил глаза, в руках была странная пластмассовая палочка с синим концом. Какая-то женская штучка. «Опять Алёнка не прибралась», — подумал он и отложил её в сторону — пластмассовую палочку с синим концом и двумя красными полосками поперёк.
Метки:
promo al_kap september 22, 2015 13:15 89
Buy for 20 tokens
В заросшем парке Стоит старинный дом: Забиты окна, И мрак царит извечно в нём. © Король и Шут Маруся Маруся суетилась на кухне, когда из комнаты послышались звучные хлопки (видимо, ладонью пониже спины). Она потерпела минутку, а потом бросила недомытую кастрюлю и побежала спасать…
Оставила себе в закладочки, вечером вернусь - прочитаю. Прочитала комментарии - заинтригована очень. Что-то там очень трогательное...

Ну, что победили нас в первом туре, коварные :)))
Ладно, шучу-шучу. Сама за ваш рассказ голосовала. Очень классно получилось!